Одному — бублик, а другому — дырку от бублика

Полный бред, которому нас учат с детского садика, — это что все должно быть по справедливости. Нагло так коверкают нам всю жизнь, вместо того, чтобы с детского возраста доходчиво объяснить, что понятие органической справедливости в мире не существует. И что для того, чтобы выжить, нам следует поскорее примириться с тем, что сидящего рядом человека повысят первым, что он женится на ком-то погрудастее и унаследует от своего папаши больше денег.

Эта ненужная справедливость

Вера в то, что справедливость что-то значит, нас просто развращает. Мы сидим и ждем, пока чаша весов начнет клониться в нашу пользу. Мы упускаем удачу, которая шла к нам в руки, но за которую ухватился кто-то другой. И, что хуже всего, мы обречены на жизнь, полную разочарований, потому что у жизни свои планы, и они часто не учитывают нас. Жизнь, она, может быть, в детстве в другой садик ходила.

У меня есть знакомая актриса А. Ей тридцать с небольшим, и она уже побывала на страницах гламура. Я ее видел в этот приезд в Питер и хорошенько рассмотрел, когда мы встретились в кафе. У нее самое красивое лицо, которое мне когда-либо доводилось видеть над тарелкой с салатом. И такое снисходительное чувство юмора, которым люди с гораздо более некрасивыми лицами обычно пользуются по принципу “нападение — лучший способ обороны”. А ей не от кого обороняться, поэтому у нее оно сразу в зачет идет.

Удивительно, что такие люди живут среди нас, а не только в телеке. Собственно, А. там тоже появляется. Но она-то настоящая. Я не удержался и сделал ей комплимент: сказал, что кроме внешности, у нее все остальные признаки уродины. Что я имел в виду, так это то, что красивые люди не должны быть умными, глубокими и интересными — общество от них этого не требует, так что зачем стараться? А вот А. не только обладает всеми этими качествами, но они у нее так здорово развиты, как будто она родилась страшненькой и из кожи вон лезла, чтобы компенсировать.

А. могла бы пройти сквозь 10 лет школы с закрытыми глазами, ни разу не взглянув на доску или внутрь книжки, и все бы у нее было не хуже, чем у мышки, которая к восьмому классу прочитала всего Хейдеггера и тем и отпугивает. Ученые доказали, что мы автоматом наделяем красивых людей эпитетами “интересный” и “умный”. Мы боготворим красоту и мало спрашиваем с ее обладателей. В нашей культуре физическое совершенство не просто плюс. Это практически все, что требуется.

Представьте, что в горящем доме сидят одутловатый и покрытый старческими пигментными пятнами нобелевский лауреат, который стоит на пороге открытия лекарства от рака, и мисс Вселенная. Кого одного будут спасать, если дать проголосовать стране? Уже через минуту лауреат покроется корочкой, как бекон на сковородке. Да, мы такие. Красивым везде у нас дорога, красивым везде у нас почет. Их простят и им простят, потому что они редко попадаются.

Как бы попасть в их число? “Не стоит расстраиваться, вот тут уберем, вон там добавим, и будет у вас новое личико”, потирают руки косметические хирурги. Нос и грудь на заказ перестали быть уделом знаменитых и богатых. Сегодня парикмахерша с носом картошкой и менеджер среднего звена с творожными бедрами выходят из-под ножа, который выступал в роли раздатчика справедливости, и если раньше им уступали место в транспорте, то теперь им дадут ипотечный кредит, забыв про кризис ликвидности. Почему я не пишу об этом с восторгом? Потому что красоту на заказ изготовить невозможно. Либо она есть, либо ее нет. Как созвездие.

Это я говорю, как человек, который вообще-то сильно бы выиграл от косметического вмешательства. Но я держу себя в руках. Я рассчитываю на то, что через 25 лет останется так мало лиц и тел, не тронутых хирургическим вмешательством, что морщины и отвислости войдут в моду. Гладколицые будут метаться по тем же хирургическим кабинетам с просьбой нанести им какой-нибудь лазерной волшебной палочкой патину из морщин, чтобы вернуть себе вид “а ля натюрель”. Увы, все это тщетные надежды в поисках равного распределения хорошего. Мол, дождь не может идти весь год, человек не может всю жизнь быть бедным. Может. Бедным и некрасивым. А если еще и неумным? Страшно подумать…

Что это за Бог такой, который одному дает бублик, а другому — дырку от бублика? Да тот самый, Создатель наш. Тот, что отнимает конфетку у худого малыша в Судане и дает ее пухлому крепышу в клубном пиджачке. Тот самый, которому мы молимся в трудный час. Директор не знающего справедливости детского сада.

Вот если бы я был красивым, то я бы не сидел сейчас за клавиатурой. Если бы я был похож на Брэда Пита, я бы был самым ленивым и тупым в мире человеком. Но при этом абсолютно счастливым. Потому что сейчас мне трудно чувствовать свое превосходство, хоть я и много читаю и знаю, например, что такое космология. А что еще мне остается делать? Вот если бы у меня были густые волосы и безукоризненная внешность, я бы занимался кое-чем поважнее, например, появлялся бы на людях. И свободно рассуждал бы о вещах, о которых не имею ни малейшего представления.

Собственно, я и сейчас этим занимаюсь, только с позиции человека, который некрасив и где не лысоват, там седоват. Тем не менее, мне просто дружить с красивой А., потому что я знаю, что никогда не попаду в ее лигу и потому что мне нравится, как она думает и что говорит. Со сложными людьми вообще интересно. И будь у нее лишняя голова, я бы и с ней тоже дружил, если бы она была такая же занятная, как и первая. И двуголовая А. нравилась бы мне еще больше. Помните, писали про девочку-осьминога, которая в Индии родилась? С четырьмя руками и четырьмя ногами? Но это же несправедливо, у нее восемь конечностей, в то время, как у всех по четыре. Вот ей и отрезали лишние, сравняли счет, потому что красивые забеспокоились, а вдруг врожденные дефекты станут чем-то вроде тренда?

Мы, конечно, можем посмеиваться над соревнованиями типа Мисс Вселенная и чувствовать себя культурными и высоколобыми. Нам проще переносить собственную обыкновенность, потому что мы не такие тупые, как вон та блондинка в телевизоре. “Бедняжка”, думаем мы, “она, наверное, два и два сложить не может”. А выясняется, что не только может, но еще и логарифмы в голове высчитывает. Потому что красивые могут быть еще и умными, но у нас это не очень в уме укладывается, потому что это же нечестно: как это так, что одним все, а другим ничего? Несправедливо! Ведь нам в детском саду обещали! Ведь давали всем поровну печенюшек и конфет вместо того, чтобы высыпать их все на пол вместе с полдюжиной ножиков и молотков и сказать: “А теперь, ребята, разбирайтесь-ка сами”!

Алексей Дмитриев


Метки: интеллект, карьера, красота, общество, темперамент

No comments yet.

Добавить комментарий