Лучше меньше, да лучше?

Еще не по­нят­но, что вый­дет из ув­ле­че­ния ин­ду­с­т­рии мо­ды маль­чи­ка­ми-спич­ка­ми, но за­чин мож­но сме­ло при­пи­сы­вать мо­де­ль­е­ру Эди Сли­ма­ну. Это он в свою быт­ность в до­ме Ди­ор на­чал ве­шать на них свои уз­кие тво­ре­ния. Про­хо­дит па­ра се­зо­нов, Эди ухо­дит из Ди­о­ра, а мир муж­ской мо­ды уже смо­т­реть не хо­чет на при­выч­ную муж­скую одеж­ду, ка­жу­щу­ю­ся те­перь меш­ко­ви­той и ус­та­рев­шей. И ма­не­кен­щик, на ко­то­ром она хо­ро­шо си­де­ла, эда­кий кра­са­вец под два ме­т­ра с на­ка­чан­ным брюш­ным прес­сом, вдруг ока­зы­ва­ет­ся не у дел; ему на сме­ну при­хо­дит не­до­корм­лен­ный за­дох­лик.

Бы­с­т­ро адап­ти­ру­ю­щи­е­ся к но­вым ве­я­ни­ям и кор­мя­щи­е­ся от cat walk про­фес­си­о­на­лы, по­бы­вав­шие на по­след­них по­ка­зах в Ми­ла­не и Па­ри­же, и те не мог­ли прид­ти в се­бя от за­си­лья нуж­дав­ших­ся в трех-ра­зо­вом пи­та­нии мо­ло­дых лю­дей с цып­ля­чь­ей гру­дью и вва­лив­ши­ми­ся ще­ка­ми. Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, ча­хо­точ­ный тренд не­мед­лен­но пе­ре­сек Ат­лан­ти­ку и во­дво­рил­ся в Нью-Йор­ке.

А ведь все­го год с не­боль­шим на­зад все пе­ре­жи­ва­ли по по­во­ду без­вре­мен­ной кон­чи­ны из­ну­ряв­ших се­бя ма­не­кен­щиц Лю­силь Ра­мос и Ан­ны Ка­ро­ли­ны Ре­с­тон. Ди­зай­не­рам бы­ло пред­пи­са­но не под­пи­сы­вать кон­трак­ты с мо­де­ля­ми, у ко­то­рых со­от­но­ше­ние ве­са на ква­д­рат рос­та мень­ше оп­ре­де­лен­но­го зна­че­ния, а до­энья ин­ду­с­т­рии Ди­а­на фон Фюр­стен­берг и ре­дак­тор “Вог” Ан­на Вин­тур да­же ор­га­ни­зо­ва­ли кон­фе­рен­цию, что­бы при­влечь вни­ма­ние об­ще­ст­вен­но­с­ти к пе­чаль­ной ху­до­бе и са­мо­ис­тя­за­нию сре­ди ма­не­кен­щиц.

По­ка клей­ми­ли жен­ское не­до­еда­ние, не­за­мет­но для всех ис­ху­да­ли муж­чи­ны. Это ста­ло яс­но, ког­да на под­мо­ст­ках по­ка­за­ли свои ли­нии лет­не­го се­зо­на 2008 та­кие нью-йорк­ские ди­зай­не­ры как Пэ­т­рик Эр­велл, Марк Джей­кобс, Ро­бер Гел­лер и Том Бра­ун.

“Одеж­да ста­но­вит­ся все тес­нее, а те, кто ее по­ка­зы­ва­ют — все мо­ло­же и суб­тиль­нее. Мы идем на по­во­ду у Ев­ро­пы”, — се­то­вал мо­де­ль­ер Джон Барт­летт. На его ма­не­кен­щи­ках еще хо­ро­шо про­сту­па­ли дель­то­ид­ные и пек­то­раль­ные мыш­цы. А Ев­ро­па в ли­це Ми­уч­чия Пра­да и Джил Сан­дер хо­чет, что­бы дя­дя Сте­па но­сил ко­с­тюм 46-го раз­ме­ра. Да­же в Ми­ла­не на по­ка­зе Доль­че и Габ­ба­на, чей стиль тра­ди­ци­он­но рас­счи­тан на спор­тив­ных муж­чин, на cat walk вы­хо­ди­ли мо­де­ли с бо­лее чем скром­ной му­с­ку­ла­ту­рой. И в ка­та­ло­ге на вес­ну-ле­то 2008 вме­с­то та­ких стол­пов как Чад Уайт и Тай­сон Бал­лу, чьи внеш­ность ки­но­звез­ды и те­ло пор­ноз­вез­ды все­гда по­мо­га­ли про­да­вать кол­лек­ции это­го до­ма, бы­ли ис­поль­зо­ва­ны мо­ло­дые лю­ди, яв­но про­пу­с­кав­шие за­ня­тия физ­куль­ту­рой со справ­кой от вра­ча.

Типичным представителем новой генерации манекенщиков стал россиянин Стас Свет­лиЧный, у которого на 180 см роста приходилось 65 кг веса и талия в 71 см. “Модельеры любят тощих, — сказал Стас, — потому что на них одежда хорошо смотрится, а это главное”.

Муж­чи­нам с раз­ви­той му­с­ку­ла­ту­рой, будь они триж­ды пи­са­ны­ми кра­сав­ца­ми, в ев­ро­пей­ские мо­дель­ные агент­ст­ва нын­че и со­вать­ся не­че­го: они по­про­с­ту не вле­зут в ди­зай­нер­ские об­раз­цы. А ведь еще 10 лет на­зад рас­хо­жим раз­ме­ром для по­ка­за муж­ской одеж­ды счи­тал­ся 50-й. Ес­ли так бу­дет про­дол­жать­ся и даль­ше, то ско­ро по­тре­би­тель смо­жет сэ­ко­но­мить хо­ро­шие день­ги, пря­ми­ком на­прав­ля­ясь в от­дел одеж­ды для маль­чи­ков.

Мо­де­ль­е­ры объ­яс­ня­ют эту умень­ши­тель­ную тен­ден­цию не­об­хо­ди­мо­с­тью удов­ле­тво­рить по­тре­би­тель­ский спрос. Мол, век ими­д­жа “рас­цвет­шей кра­со­ты” сей­час уже про­шел, и по­ку­па­те­лю боль­ше им­по­ни­ру­ет стиль “не­рас­пу­с­тив­ше­го­ся цвет­ка”, у ко­то­ро­го все цве­те­ние еще впе­ре­ди. Ока­зы­ва­ет­ся, ни­кто се­го­дня, в том чис­ле и муж­чи­ны, не хо­тят вы­гля­деть стар­ше 21; взрос­лость ны­не не в мо­де. Имен­но по­это­му вос­тре­бо­ван­ный ти­паж ма­не­кен­щи­ка оп­ре­де­ля­ет­ся на­ли­чи­ем длин­ной шеи, тро­ст­ни­ко­вых бедр, уз­ких плеч и не­раз­ви­той гру­ди не боль­ше 72 см в ок­руж­но­с­ти. Да и “за­цве­тет” ли гад­кий уте­нок, ког­да рас­пу­с­тит­ся, то­же не­из­ве­ст­но…

Но са­мое лю­бо­пыт­ное, что по всем де­мо­гра­фи­че­с­ким по­ка­за­те­лям, муж­чи­ны-то мень­ше не ста­но­вят­ся! На­обо­рот, они ста­но­вят­ся в пер­вую оче­редь тя­же­лее, и во вто­рую вы­ше. Сред­не­ста­ти­с­ти­че­с­кий ев­ро­пей­ский муж­чи­на ве­сит се­го­дня 86 кг! Не­уже­ли при этом он го­рит же­ла­ни­ем вле­зать с мы­лом в одеж­ду, ко­то­рая ему не толь­ко по раз­ме­ру не под­хо­дит, но и по сти­лю боль­ше го­дит­ся на су­хонь­кое чу­че­ло с при­зна­ка­ми ан­д­ро­ги­на?

Так что ско­ро боль­шин­ст­во муж­чин бу­дут не в дет­ском от­де­ле мод­ные ко­ро­тень­кие шта­ниш­ки ме­рять, а в спе­ци­аль­ных ма­га­зи­нах для тя­же­ло­ве­сов се­бе одеж­ду под­би­рать. Един­ст­вен­ное, что мо­жет ос­та­но­вить этот пу­э­риль­ный тренд, это пер­вый ле­таль­ный ис­ход от ано­рек­сии с бу­ли­ми­ей сре­ди муж­чин-ма­не­кен­щи­ков. Ина­че хо­дить нам кру­ты­ми чу­че­ла­ми-ан­д­ро­ги­на­ми…

Алек­сей Дми­т­ри­ев


Метки: мода, мужчина

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.