Пластическая хирургия. В погоне за синей птицей молодости

Мой муж — пластический хирург. В представлении моих приятельниц — волшебник. Им кажется: сделают новое лицо — и проблемы долой! Дня не проходит, чтобы кто-нибудь не попросился к Олегу на консультацию. Звонят и говорят: “Помоги — ну, что тебе стоит? Вопрос жизни и смерти. Были бы губы пополнее (варианты — нос поровнее, уши поменьше, рот как у Ким Бейссинджер, глаза как у Сандры Буллок), Слава (Саша, Роберт, Стив, Поль) уж точно не ушел бы от меня!”. За 16 лет, что мы женаты, столько разных историй выслушала — можно сериал снимать! 

Обратный отсчет

— Мне 42 года, — горестно вздыхает дальняя родственница. Страшно сказать: старшая дочка уже внука родила. Когда моя Катька на пороге госпиталя радостно объявила новорожденному: “Наша бабушка приехала!” — у меня внутри все перевернулось. Ну, какая из меня бабушка — я еще толком и не пожила для себя! Ксюшку мою помнишь? В этом году школу заканчивает. А муж мой… Муж, как тебе известно, был да сплыл к другой. Я лет на 10 из-за развода постарела. А пока семья была — тоже год за два шел.

Но жизнь полна сюрпризов. Недавно, во Флориде, я встретила Артура. Сама не заметила, как выложила ему все про свою жизнь, а он сказал, что не встречал никого на свете лучше меня. Что я очень красивая и заслуживаю счастья, как никто в этом мире. Что у него такое ощущение, будто мы знакомы сто лет. Что из-за меня он совсем потерял голову. Мы целовались, купались в море под яркими звездами, лежали на теплом песке и не могли друг от друга оторваться. Это было так изумительно — как никогда в моей жизни! И в его, кстати, тоже. Потом мы разъехались, а я все не могу его забыть. Но шутка ли — 17 лет разницы! Вся надежда теперь на эту операцию… Ну а ты-то как? Наверняка уже что-то со своим лицом сделала? Все-таки это потрясающее везение — выйти замуж за пластического хирурга!

Маска мнимой молодости

— Знаешь, Лен, иногда я думаю — уж лучше бы Олег был сантехником. На кухне кран потек: починить — целая проблема! А от скальпеля в доме какая польза? Без веской причины я под него все равно не лягу. Случится приступ аппендицита — тут уж никуда не денешься, придется оперироваться. Ну, не умру же я из-за пары морщинок или жирка на животе — так какой смысл от них избавляться? Любая операция — это риск, а результат порой оказывается совсем не таким, о котором мечтаешь. Если что-то пойдет не так (например, жир, который отсасывают во время липосакции, случайно попадет в сосуды), с операционного стола можно переехать прямиком на анатомический. Нет уж, увольте, у меня другие планы!

Есть такой анекдот. Женщина, угодившая в аварию, предстает перед Создателем, а тот возвращает ее домой: дама оказалась на небесах по ошибке — ей еще жить да жить! На радостях она делает серию пластических операций — убирает жир, откуда только можно, подтягивает живот, избавляется от второго подбородка, но, выйдя из клиники, попадает под машину и снова встречается с Создателем. “Как же так! — возмущается новопреставленная. — Ты ведь обещал, что я доживу до глубокой старости!” “Извини, не узнал”, — отвечает Господь.

Не думаю, что, перекроив лицо, можно что-то в жизни изменить к лучшему. Утратить — это да: естественную мимику, живость черт. Как всякая подделка, маска искусственной молодости скорее отталкивает, чем привлекает. Вот хотя бы мою начальницу взять. У нее собственная эстетическая клиника. Ботокс ей вводят каждые полгода, подтяжку за подтяжкой делают, мезотерапию вокруг глаз. То еще, скажу тебе, удовольствие — по 20 уколов в каждое веко раз в неделю терпеть! Вся она какая-то пластмассовая — никогда не поймешь, премию тебе выписать собирается или уволить хочет. Ни один мускул под кожей не дрогнет, взгляд лишен теплоты — ее “гусиные лапки” глазам придают, убрали их — и никакого там очей очарованья!
Смотрю я на свою леди-босса и думаю, что возраст не только внешность выдает, но и пластика движений, походка, осанка, манера общения. Когда одно другому не соответствует, это очень сбивает с толку и не прибавляет доверия к человеку.
По-моему, ни один нормальный человек не захочет вернуться в свои 16 лет. Вот ты бы хотела? Назад в прошлое — к юношеским прыщам, подростковым комплексам, родительским нотациям и полной неопределенности в будущем. Спасибо, не надо! Тогда скажи: откуда в нас такая тоска по внешним атрибутам утраченной юности? А в то, что мужчину можно удержать ложной молодостью, в это я вообще не верю. У меня перед глазами живой пример — бывшая жена одного из коллег моего Олега. Муж трудился над ее внешностью, как Пигмалион над Галатеей. Постоянно что-то отсасывал, подтягивал, ушивал, перекраивал… Когда же улучшать стало нечего, потерял интерес к супруге. Взял, да и бросил такую красивую дальше некуда! Теперь она ходит на ток-шоу и рассказывает, как пострадала от мужа-маньяка, который выискивал несуществующие дефекты, и всю-то ее, бедненькую, искромсал скальпелем. Можно подумать, она против была!

Профессиональный подход

Пока мы с Леной болтали, домой вернулся Олег и присоединился к нашему разговору, точнее, прочел небольшую лекцию.

— Я всегда говорю своим пациенткам: требуются жесткие показания. Скажем, удалили женщине грудь — пластика необходима, это очевидно! Хотя в моей практике были случаи, когда пациентки отказывались от реконструкции молочной железы. Опять идти под наркоз, мышцу из живота извлекать, делать новые разрезы поверх недавно заживших — некоторых это останавливает.
Если веки смотреть мешают (а такое иногда случается), ушные раковины оттопырены, живот, как фартук, отвис после резкого снижения веса, двух мнений быть не может — надо оперироваться! А когда просто форму глаз изменить просят или ушки, как у эльфа сделать (после “Властелина колец” на них мода пошла), я за такое не возьмусь.

Возрастные изменения — особая тема. Бороться с ними лучше бескровными методами: увлажнение, питание, пилинг, косметический массаж… Делать круговую подтяжку лица и шеи в 30-35 лет — просто безумие! Да и в сорок она требуется далеко не всем. Тебе, Лен, думать о ней пока рановато. А главное, ни одна пластическая операция не избавит от всех морщин до единой и не омолодит на 17 лет. В лучшем случае ты будешь выглядеть моложе лет на десять. Плюс еще 2-3 года, если у тебя продолговатое лицо с резко очерченными скулами. И все, это предел!

Классический вариант круговой подтяжки не в состоянии полностью убрать морщинки в уголках глаз и над верхней губой, разгладить носогубные складки. А если выполнить эту операцию по-американски (когда кожу натягивают не вверх, а в сторону), лицо действительно становится идеально гладким, но приобретает неестественное выражение, как у Буратино, которого папа Карло только что выстрогал из полена, и лишается мимики.

Еще один бич пластической хирургии — грубые келоидные рубцы. К счастью, встречаются они не часто и объясняются не врачебной ошибкой, а индивидуальной реакцией организма на операцию. Их появление можно спрогнозировать, приглядевшись к следам от предыдущих вмешательств. Если шов после аппендицита яркий и выпуклый, если такие же рубцы остались на теле после случайных порезов, о пластике лучше забыть раз и навсегда!

Немного этимологии

Термин “пластическая хирургия” у многих людей ассоциируется с понятием “пластик”. Действительно, искусственные материалы, такие как силикон, в пластической хирургии используют, однако они не имеют никакого отношения к ее названию. Слово “пластик” происходит от греческого “пластикос”, что означает “плавить”, или “отливать форму”. Термин “пластическая хирургия” был введен в 1798 году французским хирургом Дезольтом и вошел в широкое употребление в 1893 году после публикации книги Цейса Handbuch der Plastichen Chirurgie. Название это было выбрано потому, что операции пластической хирургии в основном связаны со смещением или перемещением тканей для создания новых форм.

Пластическая хирургия возникла, чтобы удовлетворить необходимость устранения физических дефектов или недостатков. Разновидность и сложность пластических операций заметно возросли в результате многих открытий, сделанных во время операций на солдатах, изувеченных во время Первой мировой войны. Технические приемы пластической хирургии позволяют замаскировать дефекты, так, чтобы они не привлекали внимание окружающих, а пациент имел нормальный внешний вид. Сегодня такие операции называются реконструктивными. Они избавляют от врожденных или приобретенных дефектов и выполняются по медицинским показаниям. Например, таким, как трудности с носовым дыханием. Многим эта проблема может показаться смешной и надуманной, но на самом деле она достаточно серьезная. Вдыхаемый ртом воздух не согревается и не очищается от микробов (в носу для этого есть специальные элементы). А значит, человеку с подобным изъяном обеспечены постоянные простуды, ангины, бронхиты, не говоря уже о храпе.

Переход от реконструктивной хирургии, исправляющей последствия болезней, к эстетической, восстанавливающей сексуальную привлекательность, произошел в 1930-е гг. Эстетические операции (в том числе и омолаживающие) сегодня — самые популярные в мире. Причем, не только у женщин, но и у мужчин. Хотя последние всячески держат в тайне чудеса своего преображения. Чем, например, объясняется тот факт, что Сильвестр Сталлоне неожиданно помолодел? А известная актриса Деми Мур физическим нагрузкам и диетам предпочитает золотые руки пластических хирургов. Сегодня никто не признает в этой утонченной красавице прежнего косоглазого, лопоухого, бесформенного, плоского, как доска, гадкого утенка. Превращение в красавицу стоило Деми сущие “пустяки” — всего полмиллиона долларов. Справедливости ради надо сказать, что поиски красоты так же стары, как человеческий род. Даже хирургические процедуры по улучшению внешнего вида не являются недавним изобретением. Ринопластика и подтяжка лица делались в 18 веке, а операции на женской груди восходят к 7 веку. Поиск красоты — это часть природы человека, правда, в последние годы этот интерес значительно возрос.

Имиджевые операции призваны создать точеный носик, как у Николь Кидман, или ямочки на щеках, как у Одри Тоту. Девиз таких операций: нет ни одной части тела, которую нельзя было бы улучшить. Коррекции поддается все — от разреза глаз до формы голени. Главное — чтобы стремление к совершенству не переросло в “синдром саморазрушения”. Как у небезызвестного Майкла Джексона. В своих попытках достичь идеала певец стал похож на видение из ночного кошмара: после нескольких десятков операций его нос время от времени съезжает набок, а лицо, по прогнозам американских врачей, через пару лет будет похожим на… простоквашу.

Зачем мне это нужно?!

В Бразилии существует обычай — на 18-летие каждая девушка получает в подарок… нет, не “Ягуар”, и не скромное колечко с бриллиантом, а кругленькую сумму на усовершенствование любой части своего тела. Исправить разрез глаз или нарастить ягодицы для латиноамериканок — все равно, что сделать пилинг лица. Для нас же посещение клиники эстетической хирургии входит в разряд тайной и даже интимной миссии.

В ЮАР все более популярным становится туризм по типу “скальпель-сафари”. Заокеанские туристы с охотой едут в Южную Африку, чтобы совместить приятное — знакомство с африканским животным миром, или сафари, и полезное — проведение заранее запланированной хирургической операции. Теперь это — солидная туриндустрия с годовым оборотом в $37 млн. В основном, речь идет об операциях пластических хирургов. Причем, пока дело еще только разворачивается. В 2003 году в ЮАР приехало 8 тысяч пациентов, а в нынешнем — около 20 тысяч. Очень дорогая по местным меркам, южноафриканская хирургия вполне доступна по международным масштабам. Южноафриканцев вдохновляет пример Таиланда, мирового лидера в области хирургического туризма: там за год принимают 600 тысяч иностранных пациентов.

Поскольку мы не живем в стране, где “много диких обезьян”, первое, что должна сделать женщина, собираясь на консультацию к современному Пигмалиону, — ответить на вопрос: “Зачем мне это нужно?” Часто бывает так, что мотивы, толкающие к изменению формы носа или контура губ, ей и самой-то до конца не понятны.

Красота требует жертв?

То, что наш внешний вид предопределяет суждение о нас, конечно, печально. Мы бы чувствовали себя куда лучше, если бы о нас судили только по нашим внутренним качествам. Но бесчисленные исследования подтверждают важность нашего внешнего вида в том, как нас воспринимают другие люди. И все-таки, желание понравиться парню, отомстить подруге или удивить коллег — не повод для визита к человеку со скальпелем. Для этого есть бутики и салоны красоты. Пластическая хирургия исправляет лишь внешние дефекты. Она не врачует душевные раны и не избавляет от комплекса гадкого утенка и хронической неудачницы. Лучше обратиться к опытным психологам. Поэт Илья Сельвинский как-то сказал об одной своей знакомой: “В 20 лет в ней не было ничего особенного, в 30 лет вы сочли бы ее привлекательной, в 40 — назвали бы интересной женщиной, но настоящей красавицей она стала лишь в 50, когда резец времени и пережитые страдания придали законченность ее выразительному лицу”.

Записала Ольга Белокрылова


Метки: веко, воздух, возраст, глаза, грудь, губы, жена, лицо, маска, мода, операция, пациент, пилинг, пластическая хирургия, речь, руки, семья, уши, ягодицы

No comments yet.

Добавить комментарий