Женская красота под натиском цивилизации

Аппетитные округлости

На картине Тициана “Любовь земная и любовь небесная” обе “любви” пышут здоровьем и отличаются аппетитными формами.

Но уже эпоха Ренессанса расставила все по своим местам и примирила противоположности. Бурное возрождение во всех слоях общества, энергичные, сильные, предприимчивые люди — все диктовало вкус к цветущей, развитой, торжествующей плоти. “Полные женщины заслуживают предпочтения хотя бы только ради их красоты и величия, — писал де Брантом, самый известный автор эпохи Возрождения. — Подобно тому, как гораздо приятнее управлять высоким и красивым боевым конем, чем маленькой клячей”. И дамы старались соответствовать: грудь увеличивали с помощью подкладок, талию обматывали тканью, носили пышные, тяжелые платья с множеством нижних юбок.

Только испанцы держались, начисто отвергая соблазны грешной плоти, и плоскогрудые, закованные в корсеты, как в броню, испанские красавицы напоминали сушеных рыбок. Надо ли говорить, что такое грубое пренебрежение Природой не довело до добра, и падение Испанской империи вскоре свершилось.

Но развитие науки и искусства, как это бывает, сыграло с европейцами недобрую шутку. Может быть, виноват микроскоп, изобретенный Антоном ван Левенгуком, но, так или иначе, XVIII век, называемый веком Просвещения, стал все минимизировать. Больше всех в этом преуспели французские эстеты-аристократы, прочно утвердившие моду на хрупкую кукольную красоту (и такие же размеры). Они тоже плохо кончили.

Идеал по Наполеону

Сегодня мы сказали бы, что императрица Евгения и ее фрейлины относятся к категории среднеупитанных, но во времена Наполеона III они производили впечатление скелетов.

Идеалы эпохи Ампир были четко сформулированы ее главным “ньюсмейкером” Наполеоном. В ответ на вопрос мадам де Сталь, какую француженку он считает самой выдающейся, он заявил: “Ту, которая больше всех народила детей своему мужу”. Дабы убедить мужчин в своей “профпригодности”, дамы живо освободили свои (довольно округлые) формы от корсетов и выставили напоказ пышные (натуральные и искусственные) бюсты.

Славные традиции с успехом продолжил XIX век со своими не очень элегантными, но крепкими и здоровыми буржуазными предпочтениями. Небольшой уступкой высокому образу мыслей и романтическому снобизму стал тугой корсет и восковая бледность лиц, но зато недостаточную округлость бедер с лихвой восполнял кринолин. Красавицы Ренуара и Курбе являлись идеалами того времени. Не стоит искать двойной смысл в их жизнерадостных полотнах. Социалист Прудон, друг Курбе, пытался в его “Купальщице, спящей у ручья” усмотреть критику буржуазии — “богатой, грузной, обезображенной роскошью и ожирением”. На самом деле Курбе писал полнотелую купальщицу со своей возлюбленной и о критике не помышлял.

“Недокормленные стенографистки”

В 1920-х Коко Шанель создавала смелые наряды для плоских, как рыбки, стриженых красавиц.

Декаданс вновь ввел в моду изломанные линии и худобу, но, как и мода на кокаин, она охватывала довольно узкий круг богемы. Самые знаменитые красавицы того времени — Кора Перл, Лилли Лэнгтри, Отеро, Лина Кавальери, Клео де Мерод — отличались округлыми формами. Эдуард Фукс в “Истории нравов” замечает, что Клео де Мерод очень худая, потому и фотографируется одетой. Между тем при росте 162 см объем ее бедер был 103, а талии — 66 см. На рубеже веков параметрами идеально стройной манекенщицы были: грудь — 95 см, талия — 63 см, бедра — 105 см. Надо добавить, что средний рост женщины тогда составлял 160 см. Талию, конечно, можно было “поправить” корсетом. А небольшие отступления от идеала в плюс только приветствовались. Но с начала 1910-х годов богемный шик начал категорично диктовать свои правила. Корсеты сняли, и о стройности талии пришлось заботиться диете. Мода начала открывать ноги — и им тоже пришлось резко стройнеть. Новые танцы исключали излишние округлости. А новоизобретенный бюстгальтер сплющивал грудь. Как назло, разразилась чудовищная мировая война, довершившая “истончение” женщин. В 1920-х Коко Шанель создавала смелые наряды для плоских, как рыбки, стриженых красавиц, именуемых Полем Пуаре — последним романтиком роскошной моды — “недокормленными стенографистками”. Несомненно, у некрасивой Коко, обделенной женским счастьем, были основания ненавидеть женщин, но куда смотрели мужчины? А они смотрели кино, где бесплотные красавицы воплощали бесплотные идеалы мишурной эпохи джаза, конец которой наступил с Великим кризисом 1929 года.

Вот цитата из модного журнала 1930 года: “Очень худые женщины нынче не в моде. Мода требует округлости форм и женственности линий. Поэтому, если вы очень костлявы, старайтесь пополнеть”. Сороковые годы выдвинули на сцену секс-символ XX века — Мэрилин Монро (при росте 162 см весившую 59 кг). Малое послевоенное Возрождение явило роскошных кинодив 1950-х: Аву Гарднер, Джину Лоллобриджиду, Софи Лорен), среди которых тоненькая Одри Хепберн выглядела изысканной редкостью. Усталость 1960-х подарила миру идеал в образе Твигги и короткую юбку. И почему-то, по странному совпадению, массу правительственных кризисов и кровавых переворотов во всем мире. Те идеалы, которые в 1940-х вдохновляли мужчин на борьбу и победу, были забыты.

В Европе последним бастионом красоты оставалась Италия. Когда Клаудию Кардинале в Голливуде обозвали “толстушкой” и посадили на диету, она просто уехала. Восьмидесятым спасибо за индульгенцию бюсту. Повсеместное распространение пластических операций привело к забавной диспропорции — на подиумах и экранах замелькали худышки с шарообразными грудями. А между тем фигуры продолжали истончаться и вытягиваться.

Тотальная андрогенезация женской красоты во второй половине 1990-х завершила свое черное дело. А пренебрежение Природой, как ясно из нашего краткого обзора, никогда ничем хорошим не заканчивалось. И вместо того чтобы клеймить в глупых рейтингах “толстушками” красивых женщин с человеческими (а не гуманоидными) фигурами, их нужно превозносить до небес. И сказать всем Кустодиевским дивам: “Мерси, дорогие. Пока у вас есть поклонники — у нас всех есть надежда”.

Ангелина Светлова

Pages: 1 2


Метки: бедра, грудь, живот, красота, одежда, успех, фигура

No comments yet.

Добавить комментарий