Почему Обамакер — не социализм

В политике есть настолько заклейменные проблемы, что мы перестаем ясно видеть их суть. Ярким примером тому является Обамакер — реформа здравоохранения, обязывающая каждого американца иметь медицинскую страховку. Дебаты вокруг реформы дошли до такой степени накала страстей, что накануне попытка отменить или хотя бы отсрочить ее вступление в силу еще на год «увенчалась» первой за последние 17 лет остановкой работы федерального правительства.

обамакер

Но те, кто называет реформу социалистической и винят либеральные государственные программы, упускают из вида один важный момент: альтернативы реформы здравоохранения США едва ли от нее отличаются.

Среди населения США в 316 миллионов человек, около 48 миллионов не имеют медицинской страховки. Если один из них обращается за медицинской помощью, оплата за нее ложится на плечи всех остальных в виде раздувающейся стоимости медицинских услуг и страховых надбавок.

За неимением лучших слов, скажем так: де-факто существующая система оплаты медицинской помощи является перераспределением ресурсов, которые не признаются или не учитываются властями, что привело нас к чудовищному скачку в стоимости этих услуг.

Теперь же с реформой Обамакер это должно измениться. Проще говоря, по закону лица, получающие бесплатную медицинскую помощь за неимением страховки, будут обязаны платить повышенные налоги со статьей под названием «сбор коллективной ответственности». Если кто-то получает услуги за наш счет, почему мы должны возражать против того, чтобы они платили дополнительный налоговый сбор в общую государственную копилку?

Возражения против реформы основываются скорее на лингвистической стороне вопроса: если государство «обязывает» кого-либо к чему-либо, значит, оно «злоупотребляет властью» и толкает страну в пучину «социализма».

Обычно у обеих спорящих сторон есть весомые аргументы, но с Обамакер — это не тот случай, потому что альтернативой реформы является только сохранение текущего порядка вещей, всю тяжесть которого мы тащили на себе столько лет: растущая стоимость страховок с одинаково быстро растущим числом незастрахованных граждан.

Основатель сети магазинов Whole Foods Джон Мэки в своем знаменитом интервью радио NPR в январе заявил, что реформу нужно характеризовать не как социализм, а, скорее, как фашизм, аргументировав это следующим: «При социализме государство владеет средствами производства, при фашизме — оно ими не владеет, зато контролирует их — именно так и будет происходить с реформой здравоохранения». Позднее в интервью теперь уже CBS он сказал, что сожалеет о столь резких словах в адрес Обамакер, но заметил, что «нам придется найти этому понятию новое слово».

Но с какими бы семантическими проблемами при обсуждении реформы мы ни сталкивались, суть вопроса остается прежней: что делать? Позволить государству заставлять людей покупать страховку или оставить все как есть и продолжать платить вскладчину за всех незастрахованных? Чтобы ни произошло, результат будет один и тот же: вы все равно будете платить за других.

К тому же, Верховный суд уже официально объявил, что частные обязательства (например, покупать страховку) являются конституционными, а значит, любые споры о «справедливости» таких обязательств больше не имеют смысла.

Здравоохранение не может быть частью рыночной экономики. Например, если вы приходите в автосалон, чтобы купить новенький Кадиллак, то выехать на нем вы можете только при покупке (если не брать в расчет угон). С медицинскими услугами дела обстоят иначе: попав в отделение экстренной помощи, вам в ней не откажут, несмотря ни на что.

По статистике 2010 года, полученной американским стратегическим исследовательским центром RAND, 28% обращений за неотложной помощью выпадали на долю реаниматологов, которые составляют менее 5% от всего числа докторов. Более половины этих обращений были от незастрахованных граждан. И это безумные суммы, которые ложатся на плечи остального населения.

Все зависимости от желания, все мы подвержены риску, но не все хотят за этот риск класть деньги в «общий котел». Поэтому при новой реформе платить по-крупному придется только тем незастрахованным, кто довел систему здравоохранения до ее теперешнего катастрофического состояния.

Обозреватель Дж. Д. Кляйнке написал об этом в недавней статье New York Times под заголовком «The Conservative Case For Obamacare»: «Частные обязательства подразумевают, что миллионы американцев, которые могли бы купить страховку, но не захотели этого делать, поступают так потому, что для них дороже сегодняшние желания, чем завтрашние необходимости». И в продолжении: «В партизанской войне, разгоревшейся во время избирательной кампании 2008 года, республиканцы очень стратегично «подзабыли», что ту же самую идею они поддерживали на протяжении многих лет. Так с каких пор испортилось их отношение к частным обязательствам? С тех самых, когда они понравились господину Обаме».

Вопрос становится очень простым: если индивид не вкладывается в систему, которая де-факто защищает его, почему все остальные должны лезть ради него в свой карман? Вот это и есть та самая действительность, которая не нравится ни одной политической партии.
Когда политики расходятся в разные стороны ринга, хотелось бы думать, что их способна объединить хотя бы действительность. Но вот опять, уже в 2013 году, мы продолжаем говорить о политике. И судя по бесчисленным шуткам в социальных сетях, разразившихся со вчерашнего вечера, становится ясно: кто захочет видеть реальность, если безумие куда более зрелищно?


Метки: obamacare, страхование

Comments are closed.