Байпас: жизнь продолжается

“Больных, у которых депрессия не проходит в течение долгого времени, нужно не просто наблюдать, а лечить. И мы успешно делаем это”, — говорит доктор Сюзан Мак-Грон, руководитель факультета в Школе медсестер Университета Западной Вирджинии в Моргантауне.

Кстати, недуг этот можно не только лечить, но и пытаться устранить те причины, которые, возможно, приводят к нему. Так, например, некоторые госпитали в США используют новую технику, которая позволяет сердцу биться на протяжении всей операции, то есть делает ненужным применение машины “сердце-легкие”. Хирурги, успевшие опробовать новую методику, утверждают, что в этом случае пациенты заметно быстрее восстанавливаются не только физически, но и психически. К сожалению, способ этот годится далеко не для всех кандидатов на операцию байпас.

Для многих людей, перенесших операцию байпас, обрести после нее духовное равновесие намного труднее, чем окрепнуть физически. По данным многих экспертов, уровень распространенности депрессии после байпаса значительно превышает число случаев этого недуга, регистрируемых после других операций.

… Через 7 недель после операции жена предложила Барри Уолу обратиться за помощью к психиатру. Тот порекомендовал антидепрессанты. Однако больной наотрез отказался принимать их, решив подождать еще несколько недель в надежде, что организм сам справится с депрессией. К тому же он опасался, что прописанные лекарства могут отрицательно повлиять на его работоспособность, аппетит и половую потенцию. Ждать пришлось гораздо дольше, чем рассчитывал Барри. Способность смеяться вернулась к нему только через четыре месяца.

А еще через полгода Барри снова не повезло — он опять попал в госпиталь, на этот раз с аппендицитом. Пройдя через две операции в один год, он уже мог сравнивать: “С полной уверенностью могу сказать, что в смысле послеоперационной депрессии байпас — процедура уникальная. После удаления аппендикса я провел в госпитале примерно столько же времени, как и после операции на сердце. Идя на вторую операцию, я чувствовал себя хуже, чем перед первой. И, тем не менее, мое восстановление шло теперь гораздо быстрее. Конечно, вторая операция длилась не так долго. Но я полагаю, что возникновение депрессии после установки байпасов, скорее всего, связано с анестезией или пребыванием на машине “сердце-легкие”. Хотя в отношении неврологических эффектов этой операции мы еще многого не понимаем”.

Когда врачи сталкиваются с депрессией, охватившей пациента после байпаса, они объясняют ему, что состояние это временное, и оно скоро пройдет. Однако не каждый больной относится к этим словам с должным доверием. Совсем другое дело, когда врач делится с ним собственным опытом. “Я, — улыбается Уол, — говорю таким пациентам: “Я сам прошел через это, и, как видите, сейчас я совершенно нормальный”.

К счастью, депрессия поражает не всех сердечников, побывавших на операционном столе. Известный среди друзей своим оптимизмом 72-летний химик шел на операцию без боязни и трепета, и, может быть, поэтому мрачные мысли не посещали его и после нее. Врачи хорошо подготовили своего пациента. Он знал, что в течение пары недель после операции у него будут проблемы со сном, что он будет чувствовать большую усталость и боли в груди, и старался относиться к этому без особых эмоций.

Несмотря на возраст, он и после операции оставался бодрым и устремленным в будущее. “Я думаю, что я просто исключение из правил, — вспоминает ученый, — ведь я видел, насколько подавленными бывают люди после операции. А может быть, это потому, что по натуре я очень веселый человек, и никогда не принимал близко к сердцу проблемы со здоровьем”.

“Исключением из правил”, по-видимому, был и другой пациент, но только до поры до времени. Первый байпас ему сделали в 44 года. Его предупреждали, что после операции может наступить депрессия, но тогда все обошлось. Он полагает, что его уберегли многочисленные сочувственные письма друзей и родственников, а также частые непосредственные контакты с ними.

Через восемнадцать лет ему пришлось снова отправиться в госпиталь на такую же операцию. На сей раз все было совершенно по-другому. Особенно тяжелыми были первые четыре недели. Он впал в очень тяжелую депрессию, ничего не хотел делать, был все время подавлен и грустен, на глаза то и дело наворачивались слезы. Близкие не узнавали его: “Ты же всегда был таким жизнерадостным!”

Вернувшись домой, он почувствовал себя еще более одиноким. Семья уходила на работу, а он оставался в своем кабинете, бесцельно смотрел на развешанные в нем фотографии, испытывая при этом беспричинную тоску. Куда девалась его прежняя активность, он стал капризным, не хотел даже бриться.

Он уже готов был выйти на пенсию, когда осознал, что нужно найти какое-то занятие, отвлекающее от грустных мыслей. Жизнь вернулась к нему, когда он начал благоустраивать небольшой участок вокруг дома: “Я никогда не думал о самоубийстве, но если бы не новое увлечение, эта мысль вполне могла овладеть мною”. Именно постоянная занятость интересным и важным делом, уверен бывший больной, спасла его.

Свой рецепт от депрессии он считает универсальным. Конечно, не обязательно копаться в земле, но то, что любое хобби помогает преодолеть жалость к себе или, по крайней мере, отодвинуть ее на задний план, несомненно. Это мнение разделяют и врачи-психотерапевты, помогающие своим пациентам понять, что и после такого тяжелого испытания, как байпас, жизнь продолжается.

Юрий Колесников

Pages: 1 2


Метки: байпас, операция, сердце

Comments are closed.