Кесарево сечение — за и против

Роды с помощью кесарева сечения многие женщины выбирают по собственной инициативе, а не по требованию врачей. Страх перед предстоящими мучениями побуждает рожениц предпочесть операцию естественным родам. Но, прежде чем принимать такое ответственное решение, полезно взвесить все “за” и “против”.

Существует несколько теорий по поводу происхождения названия этого вида родов. Но наиболее вероятное объяснение — лексическое, в основе которого лежит латинское слово caedere (резать). На втором месте по степени вероятности стоит теория о том, что современное название операции произошло от латинского словосочетания Lex Caesarea (царский закон). В Древнем Риме целью операции являлось спасение ребенка в случае осложнений во время родов. Вопрос о том, кого спасать — мать или ребенка решался однозначно. Большинство женщин умирали, поскольку зашивать рану в то время не умели. Какая бы теория ни была верной, но во многих языках в названии этой операции есть связь с царем или Цезарем (англ. Caesarean section, нем. Kaiserschnitt).

По­ка­за­ния к ке­са­ре­ву се­че­нию де­лят­ся на аб­со­лют­ные, ког­да опе­ра­ция не­из­беж­на, и от­но­си­тель­ные, ког­да все-та­ки воз­мож­ны ес­те­ст­вен­ные ро­ды. К аб­со­лют­ным по­ка­за­ни­ям от­но­сят­ся: по­пе­реч­ное по­ло­же­ние пло­да, не­пра­виль­ное при­креп­ле­ние пла­цен­ты, пре­эк­ламп­сия, по­вы­шен­ное кро­вя­ное дав­ле­ние, рез­кая при­бав­ка в ве­се, бе­лок в мо­че, су­до­ро­ги, ге­ни­таль­ный гер­пес и бе­ре­мен­ность по­сле ис­кус­ст­вен­но­го оп­ло­до­тво­ре­ния.

“Мяг­ких” или от­но­си­тель­ных по­ка­за­ний к ке­са­ре­ву се­че­нию зна­чи­тель­но боль­ше. Это и мно­го­плод­ная бе­ре­мен­ность, и та­зо­вое пред­ле­жа­ние пло­да, и сла­бая ро­до­вая де­я­тель­ность, и не­со­от­вет­ст­вие раз­ме­ра пло­да и та­за ма­те­ри, и вто­рые ро­ды по­сле ке­са­ре­ва се­че­ния, гро­зя­щие рас­хож­де­ни­ем швов.

Хи­рур­ги­че­с­кое вме­ша­тель­ст­во воз­мож­но при та­ких за­бо­ле­ва­ни­ях ро­жа­ю­щей жен­щи­ны, как: ги­пер­то­ния, гной­нич­ко­вая сыпь, сла­бое серд­це или поч­ки, силь­ная бли­зо­ру­кость. Бы­ва­ет и так, что к опе­ра­ции при­хо­дит­ся при­бе­гать уже во вре­мя ро­дов, ес­ли воз­ни­ка­ют ка­кие-ни­будь не­пред­ви­ден­ные ос­лож­не­ния: преж­де­вре­мен­ная от­слой­ка пла­цен­ты, ухуд­ше­ние со­сто­я­ния пло­да, вы­па­де­ние пу­по­ви­ны, при ко­то­ром ре­бе­нок пе­ре­ста­ет по­лу­чать кис­ло­род, об­на­ру­же­ние опу­хо­ли мат­ки, бло­ки­ру­ю­щей ро­до­вой ка­нал.

По­след­ст­вия ке­са­ре­ва се­че­ния для ма­те­ри — это шов, пон­ча­лу очень бо­лез­нен­ный плюс не­боль­шой риск ос­лож­не­ний. как и при лю­бом опе­ра­тив­ном вме­ша­тель­ст­ве. Как пра­ви­ло, сей­час де­ла­ют ма­лень­кий по­пе­реч­ный раз­рез “би­ки­ни”. Толь­ко в очень слож­ных слу­ча­ях де­ла­ет­ся про­доль­ный раз­рез.

По­след­ст­вия для ре­бен­ка яв­ля­ют­ся спор­ны­ми. Вра­чи рас­хо­дят­ся во мне­ни­ях. Од­ни ут­верж­да­ют, что мла­ден­цу не­об­хо­ди­мо “по­быть в ро­дах”, прой­ти ро­до­вы­ми пу­тя­ми — при этом он по­лу­ча­ет до­пол­ни­тель­ную пор­цию при­род­ных гор­мо­нов, ста­но­вит­ся креп­че и ус­пе­ва­ет под­го­та­вить­ся к но­вой жиз­ни “на су­ше”. Дру­гие счи­та­ют, что ка­ра­пуз, ко­то­ро­го не сдав­ли­ва­ли и не вы­жи­ма­ли, как па­с­ту из тю­би­ка, чув­ст­ву­ет се­бя луч­ше со­бра­ть­ев, ро­див­ших­ся ес­те­ст­вен­ным пу­тем.

Ана­с­та­сия Виш­нев­ская

Рассказ роженицы

Я шла на пла­но­вое ке­са­ре­во. А по­то­му уже за че­ты­ре не­де­ли до ро­дов име­ла чет­кое пред­став­ле­ние о том, что ме­ня ждет. По край­ней ме­ре, мне так ка­за­лось. На­при­мер, я зна­ла, в ка­кой день и да­же, в ка­кой час дол­жен по­явить­ся на свет мой ма­лыш, ес­ли, ко­неч­но, у не­го на этот счет не ока­жет­ся сво­е­го мне­ния. Я бы­ла в кур­се то­го, что ро­ды че­рез ке­са­ре­во се­че­ние длят­ся обыч­но 30-40 ми­нут. При этом ре­бен­ка из­вле­ка­ют уже на вто­рой или тре­ть­ей ми­ну­те, а все ос­таль­ное вре­мя на­кла­ды­ва­ют швы. Я зна­ла, что ма­те­ри­ал, ис­поль­зу­ю­щий­ся се­го­дня, на­зы­ва­ет­ся ви­к­рил — со вре­ме­нем он рас­тво­ря­ет­ся, и та­кие швы не на­до сни­мать. И я по­ни­ма­ла, что, ес­ли все прой­дет хо­ро­шо, нас вы­пи­шут на ше­с­той день. Во­прос же, ин­те­ре­со­вав­ший ме­ня боль­ше все­го, ка­сал­ся ане­с­те­зии. Се­го­дня су­ще­ст­ву­ет воз­мож­ность эпи­ду­раль­ной (спи­наль­ной) ане­с­те­зии, ко­то­рая при­ме­ня­ет­ся так­же для обез­бо­ли­ва­ния ес­те­ст­вен­ных ро­дов. По мо­ей прось­бе врач рас­ска­зал, что при эпи­ду­раль­ной ане­с­те­зии ма­ма яв­ля­ет­ся пол­но­цен­ным уча­ст­ни­ком ро­дов, хо­тя и не та­ким ак­тив­ным, как при по­яв­ле­нии ма­лы­ша че­рез ро­до­вые пу­ти. Она не все чув­ст­ву­ет, но все ви­дит и слы­шит. Так, она твер­до зна­ет, сра­зу ли за­кри­чал ее кро­ха, ви­дит его че­рез се­кун­ду по­сле рож­де­ния, мо­жет об­щать­ся с вра­ча­ми и при­ни­мать са­мо­сто­я­тель­ные ре­ше­ния. Боль­ше то­го, ес­ли ма­ма в хо­ро­шем со­сто­я­нии, ей раз­ре­шат при­ло­жить ма­лы­ша к гру­ди еще на опе­ра­ци­он­ном сто­ле. Эпи­ду­раль­ная ане­с­те­зия сни­ма­ет боль, бло­ки­руя нер­вы ниж­ней ча­с­ти те­ла. Ане­с­те­тик вво­дит­ся шпри­цем в спин­но­моз­го­вой ка­нал и на­чи­на­ет дей­ст­во­вать ми­нут че­рез двад­цать. На ре­бен­ка, по сло­вам вра­чей, ане­с­те­зия не ока­зы­ва­ет ни­ка­ко­го вли­я­ния.

И вот, ме­ня вка­ты­ва­ют в опе­ра­ци­он­ную, пе­ре­кла­ды­ва­ют на опе­ра­ци­он­ный стол. Не­уже­ли это про­ис­хо­дит со мной? Буд­нич­ная об­ста­нов­ка во­круг. Ка­кие-то обы­ден­ные раз­го­во­ры мед­пер­со­на­ла. Со мной ра­бо­та­ют мед­се­с­т­ра и ане­с­те­зи­о­лог. Ме­ня про­сят лечь на бок и свер­нуть­ся ка­ла­чи­ком, что в со­рок не­дель бе­ре­мен­но­с­ти ока­зы­ва­ет­ся не­лег­ко, де­ла­ют укол. Я поч­ти не чув­ст­вую, как в по­зво­ноч­ник вхо­дит иг­ла, за­то ощу­щаю, как по­звон­ки буд­то что-то рас­пи­ра­ет из­ну­т­ри и как теп­ле­ют ступ­ни. На ле­вой ру­ке — ка­пель­ни­ца, на пра­вой — ап­па­рат, из­ме­ря­ю­щий дав­ле­ние. Меж­ду мной и хи­рур­га­ми ус­та­нав­ли­ва­ют эк­ран. На се­кун­ду ме­ня ох­ва­ты­ва­ет па­ни­ка. Ане­с­те­зи­о­лог ос­то­рож­но об­хва­ты­ва­ет мою го­ло­ву, ти­хо рас­спра­ши­ва­ет ме­ня о ре­бен­ке, о том, как я хо­чу его на­звать. Теп­ло этих рук ус­по­ка­и­ва­ет. Вхо­дит мой муж, пе­ре­оде­тый в сте­риль­ную одеж­ду, и са­дит­ся в из­го­ло­вье, дер­жит ме­ня за ру­ку. Об­ласть жи­во­та сма­зы­ва­ют ан­ти­сеп­ти­ком, и вра­чи при­сту­па­ют к ра­бо­те. На ме­ня сно­ва на­ка­ты­ва­ет ужас. На этот раз от­то­го, что я все чув­ст­вую! Я ощу­щаю каж­дое их при­кос­но­ве­ние. Зна­чит, нар­коз еще не дей­ст­ву­ет? “Нет, это фан­том­ные ощу­ще­ния”. Ни­че­го се­бе фан­том­ные! При эпи­ду­раль­ном нар­ко­зе не чув­ст­ву­ешь бо­ли, но ощу­ща­ешь дви­же­ния.

Бла­го­да­ря пред­ва­ри­тель­ной под­го­тов­ке я зна­ла, что про­ис­хо­дит. Пе­ред гла­за­ми вста­ли строч­ки из кни­ги: “Де­ла­ет­ся раз­рез брюш­ной стен­ки. В по­дав­ля­ю­щем боль­шин­ст­ве слу­ча­ев это по­пе­реч­ный раз­рез над ло­ном, край­не ред­ко — про­доль­ный раз­рез от ло­на до пуп­ка. За­тем раз­дви­га­ют­ся мыш­цы, де­ла­ет­ся раз­рез на мат­ке (ча­ще — по­пе­реч­ный, ре­же — про­доль­ный), вскры­ва­ет­ся плод­ный пу­зырь. Врач вво­дит ру­ку в по­лость мат­ки и из­вле­ка­ет ре­бен­ка. Пе­ре­се­ка­ет­ся пу­по­ви­на, ре­бен­ка пе­ре­да­ют мед­се­с­т­ре. За­тем ру­кой уда­ля­ют по­след, а раз­рез на мат­ке за­ши­ва­ют спе­ци­аль­ной нит­кой, ко­то­рая рас­са­сы­ва­ет­ся че­рез 3-4 ме­ся­ца. Так­же вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся и брюш­ная стен­ка. На ко­жу на­кла­ды­ва­ют скоб­ки или швы, а по­верх — сте­риль­ную по­вяз­ку”.

И вдруг — ка­кой-то но­вый звук. И сло­ва ане­с­те­зи­о­ло­га: “Ой, у нас кто-то ро­дил­ся”. И как бы в под­тверж­де­ние это­му гром­кий крик но­во­рож­ден­но­го. Его под­ни­ма­ют над эк­ра­ном, под­но­сят ко мне. Ог­ром­ное жи­вое си­ре­не­вое не­что. “Кто?” Де­воч­ка. Я знаю, что де­воч­ка. А ска­зать не мо­гу — я пла­чу от сча­с­тья. Ко­неч­но, по­том ме­ня за­ши­ва­ли и ко­ло­ли. Пе­ре­во­зи­ли в па­ла­ту и ос­ма­т­ри­ва­ли. Дер­жа­ли под ка­пель­ни­цей и бра­ли ана­ли­зы.

Пер­вые сут­ки по­сле ке­са­ре­ва се­че­ния я провела в по­сле­опе­ра­ци­он­ной па­ла­те. На ниж­ний от­дел жи­во­та мне по­ло­жи­ли пу­зырь со льдом, что­бы мат­ка луч­ше со­кра­ща­лась, и я по-преж­не­му на­хо­ди­лась под ка­пель­ни­цей. Бо­ли я не чув­ст­во­ва­ла — мне вво­ди­ли обез­бо­ли­ва­ю­щие.

Я за­сну­ла сча­ст­ли­вым сном, а про­сну­лась от­то­го, что при­шли две мед­се­с­т­ры и ска­за­ли, что по­мо­гут мне встать. Сна­ча­ла нуж­но по­си­деть, а по­том не­мно­го по­сто­ять. Для на­ча­ла это­го до­ста­точ­но. Бо­лее ак­тив­но на­чи­на­ешь дви­гать­ся по­сле пе­ре­во­да из па­ла­ты ин­тен­сив­ной те­ра­пии в обыч­ную па­ла­ту. А глав­ное — при­во­зят кор­мить ре­бен­ка. Я по­ло­жи­ла де­воч­ку на бок, на свою кро­вать, и лег­ла ли­цом к ней. Я чи­та­ла, что ре­бен­ку так лег­че взять грудь. И это ока­за­лось прав­дой. Я ле­жа­ла и ду­ма­ла: “Я ста­ла ма­мой! И у ме­ня от­лич­но по­лу­чи­лось. И мой ре­бе­нок ока­зал­ся здо­ро­вень­ким и хо­ро­шень­ким. Мо­жет быть, че­рез три-че­ты­ре го­да я решусь на по­вто­ре­ние опы­та”.


Метки: викрил, врач, гер­пес, кесарево сечение, роды, эпидуральная анестезия

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.