Производственные болезни Японии

Кароси

В Японии существует большая проблема с сотрудниками, которые задерживаются на работе. То есть, проблемы конкретно в этом никакой, конечно, нет, потому что сотрудники задерживаются исключительно для собственного удовольствия, так как за сверхурочные часы тут все равно не платят. Перед уходом с работы в Японии принято прощаться фразой: “осаки-ни сицурэй симас”, то есть “извините, что ухожу раньше вас”. И так как все японцы очень вежливы и не хотят лишний раз извиняться, то каждый старается не уйти раньше других, и в результате никто вообще никуда не уходит, и всем хорошо. Это, по-моему, уже все знают.

Хорошо всем, кроме самой компании, потому что есть еще проблема “кароси”, когда некоторые “некаросие” сотрудники умирают от усталости прямо на рабочем месте. Такие случаи в Японии происходят повсеместно, потому что не спать человек не может, даже если постоянно пить энергетики и дышать концентрированным кислородом, тем более что население и так старое, на пенсию выходят поздно, и корпорациям, конечно, обидно, потому что им по случаю смерти сотрудников от усталости в рабочее время приходится потом семьям умерших выплачивать компенсации и носить цветы.

Кароси — серьезная болезнь, пора-жающая самых упорных мужчин в черных костюмах — приводит к смерти прямо на рабочем месте.

Вот и у нас недавно озаботились и прислали официальное решение начальства по этой сложной и наболевшей проблеме. Так вот, регулярно задерживающимися на работе сотрудниками у нас официально считаются те, у кого средний трудодень за последние три месяца, записанный в базе данных, превышает 12.5 часов.

Чтобы решить проблему этих наглых отщепенцев, все еще записывающих в базу данных больше 8 часов в день, предложено следующее. Корпорация оплачивает таким сотрудникам не более трех обращений в год к независимым психотерапевтам, нанятым компанией — это раз. Психотерапевты лечат под девизом “бывает и хуже”, и благодаря их чудесной независимости абсолютно точно известно, что никаких сведений, полученных от сотрудников, они передавать начальству не могут. То есть, с одной стороны можно не бояться жаловаться на прямое начальство и с другой стороны можно на все 100% быть уверенным, что эти жалобы абсолютно ничего не изменят. И два — отщепенцы обязаны пройти оплаченный медицинский осмотр в, наоборот, абсолютно зависимой клинике, полностью сохраняющей (в лучших японских медицинских традициях) врачебную тайну от самого больного, но передающей ее в запечатанных конвертах на стол начальства. Это, я так понимаю, позволит вовремя спасти готовящихся к смерти от этого опрометчивого шага путем увольнения. Описывающий весь этот процесс документ был составлен из семи файлов на 32 страницах. Все читали, все смеялись. Мне даже сложно представить, скольким людям из отдела кадров пришлось регулярно задерживаться на работе, чтобы все это сочинить.

Вы уж не думайте, пожалуйста, что все так ужасно плохо. Рабочий день, вообще-то начинается в девять. Но так уж здесь принято, что мы, программисты, приходим без пятнадцати девять, чтобы в девять уже быть в рабочем состоянии; все остальные приходят еще раньше. И, конечно, половину недели положено приходить без пятнадцати восемь, потому что должен же кто-то дежурить на всякий случай, если вдруг кто-нибудь из программистов срочно с утра понадобится. Но, конечно, если прийти на час раньше, то и уйти сотрудник имеет абсолютное право на час раньше. Что, он, конечно, никогда не сделает, потому что так как раз, не принято. Хотя я лично не тот человек, который делает, как принято, а не как хочется. У меня рабочий день в 17:45 по контракту заканчивается, а значит в 19:00 я точно уйду, на работе мое начальство еще или нет. Если, конечно, я зачем-то конкретно не буду нужен. Например, пойти на совещание. Тут как назначают совещания? Спрашивают у всех участников, когда они свободны. Так как в рабочее время ни один нормальный человек не отвечает “я свободен”, то в результате совещания назначаются либо на время обеда, либо часов на восемь вечера. Исключительно, чтобы всем было удобно, конечно.

Диснеймания

Токийский Диснейленд Микки Маус — единственный бренд в Японии, которого не коснулся экономический кризис. 2010 год уже стал рекордным для Диснейленда изза его относительной дешевизны по сравнению с другими местами отдыха в дорогом Токио. Люди приходят сюда, чтобы забыть экономические сложности жизни. Это самый первый и самый большой парк развлечений в Японии, он находится в самой столице, Токио. Токийский Диснейленд — также первый парк сети, построенный за пределами США. Торжественное открытие состоялось в 1983 году, в том же году парк принял первых посетителей. Уже в первый год своей работы парк принял более 17 млн посетителей, с тех пор его посетили около 300 млн человек — это в два с лишним раза превышает население Японии. 100 тыс. человек приходят в парк каждый день. Более 10 млрд йен тратится в год на обслуживание этого гиганта. 95% из тех, кто побывал здесь, снова и снова возвращаются сюда, чтобы отдохнуть и повеселиться.

Есть одна болезнь, которая поражает только секретарш, старших школьниц и девушек из отделов обслуживания клиентов. То есть, подкашивает цвет японской молодежи. Передается с годовым билетом в Диснейленд. Больных легко узнать: серебряные кольца с Микки-Маусом на каждом пальце, сережки в виде ушей прославленного мышонка. Рабочий стол завален диснеевскими игрушками настолько, что самой сотрудницы уже не видно. И, конечно, календарь с диснеевскими принцессами в полный рост. Такие люди посещают Диснейленд не ради аттракционов. Они ездят туда за покупками. Возвращаются с огромными тюками, вроде тех, в которых мешочники в конце перестройки возили китайские носки. Выстаивают в очереди, чтобы купить “ограниченный выпуск” хрустальных Дональдов Даков, выпущенных миллионным тиражом. Им нужно все — от простеньких плюшевых игрушек до дорогих диснеевских часов и фигурок, украшенных драгоценными камнями и металлами. На моей первой работе этим болела секретарша. Раз в неделю она угощала всех печеньем с Чипом и Дейлом. Девушка коллекционировала упаковочные коробочки с картинками, но съесть столько печенья сама не могла. Аналогичная больная на моей текущей работе недавно уволилась. На прощание компания купила ей шикарный подарок — тапочки. Нет, не белые — розовые, с Микки Маусом.

Никита Кожекин


Метки: кароси, мания, производственные болезни

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.