5 ужасных вещей, которые известны аптекарям

Есть причина, почему вы не встретите на Хэллоуин девушек в костюмах «сексуальных аптекарш». «Это те, что лекарства в аптеке выдают? — спросите вы. — Вообще-то такое занятие можно легко перевести и на самообслуживание. Мне же доверяют самостоятельно покупать себе сироп от кашля, верно?»

5-uzhasny-h-veshhej-kotory-e-izvestny-aptekaryam

Но аптекари — больше, чем просто стражники наркохранилищ, которые готовы встать грудью между страждущими и смертоносной эпидемией наркомании. Миранда (имя изменено), рассказала о том, что она узнала, проработав какое-то время аптекарем в одной из крупнейших сетей аптек США…

1 Люди страшно дезинформированы

Однажды клиентка Миранды отказалась от определенного бренда Xanax, потому что «он сделан в Пакистане, а я не хочу принимать лекарства, сделанные террористами». Другой клиент подошел к ней с зияющей раной на руке и сказал, что только что попал в автоаварию и теперь хотел приобрести большой пластырь, чтобы заклеить рану. На настоятельный совет срочно отправиться в госпиталь мужчина ответил, что в этом не было необходимости, потому что он уже «простерилизовал рану дизельным топливом».

Но главное, не просите Миранду рассказать о клиентах, осведомляющихся в ее аптеке о гомеопатических средствах. «Гомеопатия, — говорит она, — величайший развод во вселенной». Эти препараты настолько неэффективны, что она даже не могла бы законно их кому-то порекомендовать — активных ингредиентов в них попросту нет.

А еще ей встречались слегка более проинформированные, чем хотелось бы, клиенты, следующие советам экспертов, вот только в роли «экспертов» у них почему-то выступали «рекламные ролики фармакологических компаний, показанных по телевидению». Например, после рекламы препарата Ловаза, Миранда тут же заметила приток пациентов, обращающихся за этим средством (в рекламном ролике дословно звучало: «В вашей крови слишком много жира? Узнайте у вашего врача, если Ловаза подходит вам!»)

Выяснилось, что эта самая Ловаза — всего навсего рыбий жир, тот самый, который вы можете купить в отделе витаминов всего за пару долларов… Лишь потому что Ловаза была более концентрированная, фармацевтические компании оценивали это средство в сотни долларов. Компании медицинского страхования отказались покрывать это средство, и от пациентов требовалось выкладывать по $400 за упаковку рыбьего жира.

2 Наркоманы и наркодилеры не остановятся ни перед чем

Если вы думали, что работа аптекаря — отсчитывать таблетки и печатать наклейки с рецептами, то вы плохо представляете себе, что хранится за их прилавками. Фармацевты — излюбленная мишень вооруженных ограблений, поскольку они хранят ключи от сейфов с гидрокодоном. В 2011 году четверо людей были убиты в аптеке на Лонг-Айленде за рюкзак обезболивающих.

На одного из коллег Миранды так однажды ночью было совершено нападение. Грабитель распылил в лицо аптекаря спрей от насекомых и попытался ударить его складным стулом. Фармацевт, к счастью, оказался бывшим морским пехотинцем и сумел обезвредить нападавшего.

А ведь все намного проще, и получить желаемое средство наркодилер или наркоман могут, подделав рецепт. И для создания подделки им даже может не понадобиться помощь двенадцати друзей Оушена. «За четыре года своей работы в аптеке мне попалось пять поддельных рецептов, — говорит Миранда. — Чтобы их поймать, вы должны знать своих докторов. Знать, как они заполняют свои рецепты, и замечать иной “почерк”».

Некоторые люди выкрадывают рецептурные бланки и продают их на улице. Некоторые доктора выписывают рецепты в Microsoft Word и печатают их на обычной бумаге — то есть мошеннику или нерадивому пациенту потребуется ровно пять минут, чтобы составить подделку.

А еще есть предприимчивые работники — персонал аптеки, которых вдруг посещает гениальная идея, как заработать кучу денег, продавая Vicodin за углом. В компании, где работала Миранда, имелось три сейфа с препаратами, вызывающими зависимость, и на каждый из них была направлена камера. И камеры следили не только там, но и за каждой пядью здания, включая помещения, предназначенные только для сотрудников. «Работа, как в аквариуме».

Да и зачем вообще что-то красть, когда…

3 Врачи сами способствуют наркотической эпидемии

Если врач постоянно вставляет вам палки в колеса при оформлении следующего курса лекарств, так это потому, что для этого есть основания. Больше людей умирает от передозировки рецептурными обезболивающими, чем от кокаина и героина вместе взятых. Только в США количество людей, развивших зависимость к обезболивающим, превышает два миллиона человек. А это значит, что ежегодно на улицы «выливаются» десятки миллионов таблеток, и в большинстве случаев поставляют эти наркотики люди в белых халатах. Миранда говорит, что для врачей, раздающих рецепты на наркотики, словно это леденцы, даже есть название — пилл-милл (англ.“таблеточная фабрика”).

Обычно она могла их распознать. Например, врачи, не регистрирующие страховые выплаты. Врачи, не имеющие своего офиса. Самым очевидным, конечно же, был тот знак, что в рецепты выписывался совершенно неприличный объем лекарств. Она видела рецепты на 750 таблеток метадона и на 120 таблеток ОксиКонтина, в котором можно было угадать дозу, «способную убить лошадь» или дозу, «стоящую как слегка подержанная Тойота Королла».

Американское правительство пытается с этим бороться. Аптеки используют базы данных, в которых отмечаются все контролируемые вещества, которые вы приобрели по предъявлению своего удостоверения личности. Теоретически, эта программа должна предотвращать попытки заново приобрести курс выписанных препаратов раньше, чем через 28 дней, даже если обращаться в разные аптеки. Однако это не помешает вашему другу взять рецепт за вас.

И отдельная песня — метамфетамин. Если вы когда-нибудь смотрели первый сезон сериала «Во все тяжкие» (Breaking Bad), то вероятно знаете, что для приготовления этого самопального наркотика требуется много популярного лекарства против заложенности носа — псевдоэфедрина. В результате правительство издало закон, ограничивающий продажу более 3,6 г этого препарата в одни руки, заставляя фабрикаторов метамфетамина засылать толпы детей за покупкой этого лекарства. Миранда обычно могла их выявить: «Если приходит беззубый человек — с ним уже кое-что ясно. Когда начинают спрашивать лекарство по его «уличному» названию, становится еще яснее. Просят «96 красненьких», вытаскивая пачку стодолларовых бумажек — что тут может быть непонятно?».

Если клиент начинает вести себя агрессивно, фармацевт вызывает полицию. Иначе нет причины не продать ему лекарство. А вдруг человек в нем нуждается по уважительной причине?

И коли уж говорить о препаратах, которые нужны больным, появляется еще одно затруднение…

4 Информация о лекарствах поступает в аптеки из пристрастных источников

Сертифицированный фармацевт должен отучиться на специальность два года, аптечный провизор должен не только отучиться два года в университете, но и пройти докторантуру, полностью посвященную лекарственным препаратам, в течение еще четырех лет. Проблема же заключается в том, что новые лекарства появляются все время (а это значит, что с каждым лекарством появляется опасная возможность взаимодействия с другими лекарствами), а также новые исследования, посвященные старым препаратам, меняющие их применение (например, если препарат против повышенного давление в качестве побочного эффекта облегчает головную боль, врачи могут начать выписывать его пациентам, страдающим не от первого, а от второго недуга). Все это значит, что работа провизора требует постоянного обучения, и большинство этой новой информации сообщается провизорам из уст представителей фармацевтических компаний. Да-да, продавцов. «Они как стервятники», сетует Миранда.

Представители посещают ее аптеку дважды в месяц. Они приносят буклеты, купоны и (съедобные) взятки. Один представитель обещал мороженое за раздачу купонов. Продажи занимают такое важное место в их профессии, что для рекламирования их препаратов приглашаются даже девушки-чирлидеры, причем неважно, какой специальности они обучаются. Наличия навыков «зажигания» достаточно.

И это работает! Компании бы этим не знаимались, если бы это не работало. Врачи и другие профессионалы в цепи, соединяющей производителей лекарств с потребителями, нередко прислушиваются к рекламным обещаниям лекарства, не углубляясь в дебри лабораторных исследований и испытаний. Если зажигательный продавец уверит врача, что лекарство — «настоящее чудо», то тот может начать рекомендрвать его пациентам.

5 Аптека – последний шанс заметить смертельную ошибку

Врач обучается в университете восемь лет. Курс, посвященный лекарствам, длится, как правило, только один семестр, и считается, что остальные знания об этом предмете врач «подберет» по ходу учебы. Как уже было сказано, это огромный объем информации, который нужно усвоить, особенно той, которая касается взаимодействия препаратов. И даже если врач представляет собой ходячую энциклопедию по опасным сочетаниям лекарств, он не может уследить за всем, что выписывают пациенту другие врачи и проверить их рецепты.

Фармацевты же хранят подробные записи. Это значит, что они – последняя линия защиты, стоящая между вами и лекарством, которое может вызвать кровавые слезы. «У нас был пациент, который принимал очень старое лекарство, называемое ингибитором моноаминоксидазы. Ему выписали этот препарат, чье взаимодейсвие с другими лекарствами пациента никто не проверял. Ингибиторы моноаминоксидазы очень опасны, особенно из-за возможных взаимодействий с другими лекарствами. Нам пришлось звонить врачу и просить его поменять выписанные лекарства».

Кроме того, пациент может не сообщить врачу о своих аллергиях. Если у фармацевта есть эта информация, он может это заметить. Вот почему вам нужен человек за прилавком аптеки, который знает, что делает.

К тому же, есть и чисто экономический фактор. Одна из причин, по которым цены на лекарства так высоки для пациентов, потому что врачи не смотрят на ценники: врач решил, что вам оно нужно, он его и выпишет. «Врачи не знают стоимости лекарст. У меня был пациент с опоясывающим лишаем (очень болезненная сыпь) и антиретровирусный препарат, который ему выписал врач, стоил больше $200. У пациента не было медицинской страховки, и врач об этом знал. Я позвонила врачу и уговорила поменять лекарство на более дешевый аналог».

Врачи не любят, когда их решения подвергаются сомнениям, но они должны работать с фармацевтами. В конце концов, последние – хранители лекарств. У них есть власть отказать в выдаче лекарств, если что-то не так. И, как уже было сказано, врачи – такие же люди, склонные к ошибкам, как и другие смертные.

«Ко мне приходил дантист, пытавшийся выписать самому себе Виагру. Как профессионалу, мне пришлось отказать ему, потому что это решение не лежало в области его практики».


Метки: врач, давление, зависимость, лекарства, лекарство, лицо, мороженое, мужчина, наркотики, пациент, помощь, работа, развод, рецепт, рецепты, таблетки, Хэллоуин

Comments are closed.