Спасительные яды

Граница между ядом и лекарством очень условна. Яды в терапевтических дозах лечат, а избыток лекарств убивает. Напомним, что и обычная доза лекарства тоже в большинстве случаев предназначена для убийства (и в этом смысле является ядом), но не нас, а того, что мешает нам быть здоровыми — вирусов, вредоносных бактерий, грибков и им подобных.

По­ро­шок на­след­ни­ков

Мы­шь­як (Arsenicum) со­дер­жит­ся во всех рас­ти­тель­ных и жи­вот­ных ор­га­низ­мах — это до­ка­зал еще зна­ме­ни­тый ток­си­ко­лог Ор­фи­ла (787-1853). Мор­ские рас­ти­тель­ные и жи­вот­ные ор­га­низ­мы со­дер­жат в сред­нем сто­ты­сяч­ные, а прес­но­вод­ные и на­зем­ные — мил­ли­он­ные до­ли про­цен­та мы­шь­я­ка. Тем не ме­нее, сло­ва “мы­шь­як” и “яд” мно­ги­ми вос­при­ни­ма­ют­ся как си­но­ни­мы.

Мухоморы уносят жизни лишь 2-3% людей, которые ими полакомились. Остальные же, поболев, выздоравливают.

В Сред­ние ве­ка имен­но мы­шь­як воз­глав­лял хит-па­рад от­рав­ля­ю­щих ве­ществ, по­тес­нив ци­ку­ту, си­ниль­ную кис­ло­ту и дру­гие рас­ти­тель­ные яды — ведь при рас­тво­ре­нии в во­де или ви­не мы­шь­як не да­ет ни ок­ра­с­ки, ни за­па­ха. Пре­па­ра­ты мы­шь­я­ка бы­ли та­ки­ми де­ше­вы­ми и об­ще­до­с­туп­ны­ми, что ими тра­ви­ли не толь­ко ко­ро­лей и бо­га­тых дя­дю­шек, что­бы за­по­лу­чить их на­след­ст­во, но и мы­шей, от­ку­да, как счи­та­ет­ся, и про­изо­ш­ло рус­ское на­зва­ние ве­ще­ст­ва.

На ка­кие толь­ко изо­щ­ре­ния ни шли от­ра­ви­те­ли! Яд, под­ме­шан­ный в ви­но — это же так про­за­ич­но. Го­раз­до ори­ги­наль­нее от­ра­вить кни­гу, бо­тин­ки, нож, ноч­ную со­роч­ку. Или ме­то­дич­но под­ме­ши­вать мы­шь­як в еду не­боль­ши­ми пор­ци­я­ми, что­бы вне­зап­ная смерть не вы­зва­ла кри­во­тол­ков. Су­ще­ст­ву­ет вер­сия (впро­чем, от­нюдь не един­ст­вен­ная), что имен­но так, по­ти­хонь­ку, в те­че­ние че­ты­рех ме­ся­цев, тра­ви­ли На­по­ле­о­на (1769-1821).

В жур­на­ле “Nature Cell Biology” бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний груп­пы фран­цуз­ских уче­ных. Бла­го­да­ря их ста­ра­ни­ям мы­шь­як мо­жет быть ре­а­би­ли­ти­ро­ван в ка­че­ст­ве ле­чеб­но­го сред­ст­ва. Ис­сле­до­ва­те­ли вы­яс­ни­ли, что при од­ной из форм ос­т­ро­го лей­ко­за (про­ми­е­ло­ци­тар­ном лей­ко­зе) три­ок­сид мы­шь­я­ка вы­зы­ва­ет де­гра­да­цию на­и­важ­ней­ше­го для лей­коз­ных кле­ток бел­ка. По­ка опы­ты про­ве­де­ны лишь на куль­ту­ре кле­ток, и еще ра­но го­во­рить о но­вом ре­во­лю­ци­он­ном спо­со­бе ле­че­ния, од­на­ко ис­сле­до­ва­те­ли по­ла­га­ют, что у этой так­ти­ки боль­шое бу­ду­щее. С по­мо­щью ис­кус­ст­вен­но по­лу­чен­ных ра­дио­ак­тив­ных изо­то­пов мы­шь­я­ка уточ­ня­ют ло­ка­ли­за­цию опу­хо­лей моз­га и оп­ре­де­ля­ют сте­пень ра­ди­каль­но­с­ти их уда­ле­ния.

Дру­гой известный яд — ртуть (Hydrargyrum), один из тя­же­лых ме­тал­лов, за­гряз­ня­ю­щих ок­ру­жа­ю­щую сре­ду. Хо­тя все ртут­ные со­ли ядо­ви­ты, мно­гие из них ис­поль­зу­ют­ся ме­ди­ци­ной в ка­че­ст­ве ан­ти­сеп­ти­ков. В на­ше вре­мя боль­шин­ст­во не­ор­га­ни­че­с­ких со­еди­не­ний рту­ти по­сте­пен­но вы­тес­ня­ют­ся из ме­ди­ци­ны ор­га­ни­че­с­ки­ми со­еди­не­ни­я­ми рту­ти, не спо­соб­ны­ми к лег­кой ио­ни­за­ции и по­это­му не столь ток­сич­ны­ми и мень­ше раз­дра­жа­ю­щи­ми тка­ни. Амаль­га­мы, “за­ме­шан­ные на рту­ти”, при­ме­ня­ют­ся для про­те­зи­ро­ва­ния зу­бов. Ртуть на­хо­дит так­же ши­ро­кое при­ме­не­ние в го­мео­па­тии, на­ря­ду с рас­ти­тель­ны­ми яда­ми ако­ни­том и бел­ла­дон­ной.

Цве­точ­ки и ягод­ки

С ядом ку­ра­ре (Curare), вы­де­лен­ным из не­сколь­ких рас­те­ний ро­да чи­ли­бу­ха (Strychnos L.), ев­ро­пей­цы по­зна­ко­ми­лись в XVI ве­ке при за­во­е­ва­нии Юж­ной Аме­ри­ки. Ме­ст­ное на­се­ле­ние ак­тив­но при­ме­ня­ло этот яд во вре­мя охо­ты, пре­спо­кой­но съе­дая от­рав­лен­ных жи­вот­ных (для смер­тель­но­го ис­хо­да яд обя­за­тель­но дол­жен по­пасть в кровь жерт­вы, он не дей­ст­ву­ет че­рез же­лу­доч­но-ки­шеч­ный тракт).

Индейцы племен ягуа снайперски стреляют из сарбакана — духовой трубки — стрелами, смоченными в кураре.

Се­го­дня в ме­ди­ци­не про­из­вод­ные ку­ра­ре ис­поль­зу­ют при опе­ра­ци­ях на серд­це и лег­ких. Эти пре­па­ра­ты обес­пе­чи­ва­ют пол­ное рас­слаб­ле­ние мышц и пре­кра­ща­ют соб­ст­вен­ное ды­ха­ние боль­но­го. Во вре­мя опе­ра­ции кровь па­ци­ен­та на­сы­ща­ют кис­ло­ро­дом при по­мо­щи ап­па­ра­та ис­кус­ст­вен­но­го ды­ха­ния. При­ме­ня­ют пре­па­ра­ты ку­ра­ре и для сни­же­ния до­зы нар­ко­за, а так­же при не­ко­то­рых нерв­ных за­бо­ле­ва­ни­ях, со­про­вож­да­ю­щих­ся су­до­ро­га­ми.

Из чи­ли­бу­хи в 1818 го­ду бы­ло вы­де­ле­но и дру­гое ядо­ви­тое ве­ще­ст­во — стрих­нин (Strychninum). По ядо­ви­то­с­ти стрих­нин от­но­сит­ся к I клас­су опас­но­с­ти (чрез­вы­чай­но опас­ные ве­ще­ст­ва). Ле­таль­ная до­за для че­ло­ве­ка со­став­ля­ет все­го 200-300 мг. А в те­ра­пев­ти­че­с­ких до­зах стрих­нин при­ме­ня­ет­ся при об­щем по­ни­же­нии про­цес­сов об­ме­на, бы­с­т­рой утом­ля­е­мо­с­ти, ги­по­то­ни­че­с­кой бо­лез­ни, ос­лаб­ле­нии сер­деч­ной де­я­тель­но­с­ти на поч­ве ин­ток­си­ка­ций и ин­фек­ций.

Это при­ме­ры ве­ществ, из­на­чаль­но опи­сан­ных как яды, ко­то­рые за­тем на­шли при­ме­не­ние в ме­ди­ци­не. Но слу­ча­лось и на­обо­рот — толь­ко в про­цес­се экс­плу­а­та­ции ле­кар­ст­ва вы­яс­ня­лись его ядо­ви­тые свой­ст­ва. Та­ко­ва судь­ба мно­гих нар­ко­ти­че­с­ких ве­ществ. В Ан­дах рас­тет ко­ка­и­но­вый куст (Erythroxylon coca L.). По­же­вав его ли­с­тья, ин­дей­цы из­бав­ля­лись от ус­та­ло­с­ти и чув­ст­во­ва­ли при­лив сил. Да что там ин­дей­цы! По­боч­ные свой­ст­ва рас­те­ния дол­гое вре­мя бы­ли так ма­ло изу­че­ны, что еще в 1883 го­ду бы­ло пред­ло­же­но да­вать его не­мец­ким сол­да­там, что­бы они мень­ше ус­та­ва­ли. Из ли­с­ть­ев это­го ку­с­тар­ни­ка в 1860 го­ду был из­вле­чен ал­ка­ло­ид ко­ка­ин. За­тем пре­па­рат про­шел длин­ный путь — его изу­ча­ли и пы­та­лись при­ме­нять мно­гие вра­чи, в ча­ст­но­с­ти, он ока­зал­ся чу­дес­ным ме­ст­ным обез­бо­ли­ва­ю­щим. Но по­пут­но вы­яс­нил­ся и его не­до­ста­ток — вы­со­кая ток­сич­ность для ор­га­низ­ма вку­пе с силь­ным при­вы­ка­ни­ем. В 1905 го­ду уда­лось син­те­зи­ро­вать его цен­ней­ший не­ток­сич­ный ана­лог, об­ла­да­ю­щий та­ки­ми же пре­вос­ход­ны­ми ане­с­те­зи­ру­ю­щи­ми свой­ст­ва­ми — но­во­ка­ин.

О свой­ст­вах опий­но­го ма­ка зна­ли еще в Древ­ней Гре­ции и Егип­те. Как по­ла­га­ют, имен­но про на­стой­ку опия го­во­рит­ся в го­ме­ров­ской “Одис­сее”. Ког­да Ме­не­лай и Те­ле­мах гру­с­ти­ли о про­пав­шем Одис­сее, ум­ной Еле­не при­шла в го­ло­ву мысль уго­с­тить со­брав­ших­ся чу­дес­ным на­пит­ком, вы­пив ко­то­рый, лю­бой че­ло­век за­бы­вал обо всех го­ре­с­тях. Опий стал мод­ным ув­ле­че­ни­ем по­сле изо­б­ре­те­ния в на­ча­ле XIX ве­ка фран­цуз­ским вра­чом Шар­лем-Га­б­ри­е­лем Пра­ва­цем шпри­ца для под­кож­ных впры­с­ки­ва­ний. В это же вре­мя был вы­де­лен в чи­с­том ви­де ос­нов­ной ком­по­нент из не­зре­лых ма­ко­вых го­ло­вок, на­зван­ный мор­фи­ем.

Наряду с переворотом, который вызвал кокаин в медицине, знакомство с ним принесло человечеству большие бедствия.

Се­го­дня су­ще­ст­ву­ет не­сколь­ко ос­нов­ных сфер ис­поль­зо­ва­ния опи­а­тов (ве­ществ, вы­де­лен­ных из опий­но­го ма­ка): для ане­с­те­зии при хи­рур­ги­че­с­ких опе­ра­ци­ях, для обез­бо­ли­ва­ния не­из­ле­чи­мо боль­ных, так­же в нар­ко­ло­ги­че­с­кой прак­ти­ке ис­поль­зу­ют на­и­бо­лее лег­кие опи­а­ты, что­бы сде­лать про­цесс от­вы­ка­ния ме­нее бо­лез­нен­ным.

За рас­ти­тель­ны­ми яда­ми не обя­за­тель­но ез­дить в юж­ные стра­ны. Не­спра­вед­ли­во бы­ло бы умол­чать о на­пер­стян­ке, ако­ни­те, бел­ла­дон­не, бе­ле­не. Пре­па­ра­ты бе­ле­ны на­зна­ча­ют в ка­че­ст­ве спаз­мо­ли­ти­че­с­ко­го и бо­ле­у­то­ля­ю­ще­го сред­ст­ва при за­бо­ле­ва­ни­ях, свя­зан­ных со спаз­ма­ми глад­кой му­с­ку­ла­ту­ры же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та. Ди­ги­та­лис, вы­де­лен­ный из на­пер­стян­ки, дол­гое вре­мя ос­та­вал­ся един­ст­вен­ным и не­за­ме­ни­мым пре­па­ра­том для ле­че­ния хро­ни­че­с­кой сер­деч­ной не­до­ста­точ­но­с­ти.

От­дель­но­го упо­ми­на­ния за­слу­жи­ва­ют аб­ри­ко­сы, пер­си­ки и мин­даль как не­ядо­ви­тые рас­те­ния с ядо­ви­ты­ми ко­с­точ­ка­ми, со­дер­жа­щи­ми си­ниль­ную кис­ло­ту. В Древ­нем Егип­те су­ще­ст­во­ва­ло “на­ка­за­ние пер­си­ком”, ко­то­ро­му под­вер­га­лись ли­ца, раз­гла­сив­шие куль­то­вые тай­ны жре­цов. “Не от­кры­вай, ина­че ум­решь от пер­си­ка”, — гла­сит над­пись на сте­не хра­ма Изиды.

Pages: 1 2 3


Метки: FDA, боль, ботулизм, ботулиновый токсин, буфотоксин, врач, кокаин, контортростатин, кровь, кураре, лекарства, мак, мозг, мышьяк, нейротоксин, острый лейкоз, ртуть, синильная кислота, смерть, сок, стрихнин, ум, хлортоксин, яд

No comments yet.

Добавить комментарий