Moonshine лунное сияние самогона

Итак, читатель, а не податься ли и нам в самогонщики? Должен сходу разочаровать, вряд ли эта идея осуществима. Кустарю-одиночке она не по плечу. Труд самогонщика физически тяжелый и опасный. Если дело поставлено на широкую ногу, для производства необходимы товарные количества ингредиентов. Десятки, а то и сотни мешков муки и сахара, цистерны с керосином и соляркой, бочкотара, громоздкое оборудование надо не просто привезти в глухой лес, а протащить ночью по бездорожью подальше от чужих глаз. Опасности подстерегают самогонщика со всех сторон. Не дай бог случайно замочить сахар или муку соляркой или бензином, попавший в аппарат мешок сведет в брак сотни галлонов продукции. Высок риск производственного травматизма. Взрывы, пожары, выбросы пара, работа с пилами, топорами, компрессорами, моторами, интоксикации первачом и хронический алкоголизм.

Производитель самогона сам не занимается сбытом своей продукции. На это есть доставщики — молодые рисковые парни, прекрасные гонщики. Их машины по последнему писку гоночной техники готовят опытные механики. Задние сидения снимают и на их место ставят емкости с виски по сто галлонов каждая. В маленьких городках “должность” бутлегера почетна. Но век доставщиков недолог. Аварии, тюрьмы, перестрелки, смерть в ночных гонках.

В самогонную цепочку включены сотни людей: владельцы продуктовых и строительных магазинов, складов, механики, водители, доставщики, перекупщики… Отслеживают ее полиция, шерифы, налоговая инспекция, федеральные агенты. Нельзя сказать, что все из них святые, но, в целом, сегодняшние проявления коррумпированности не идут ни в какое сравнение с двадцатыми годами прошлого столетия. И встречи с представителями закона для самогонщиков обычно заканчиваются судом и тюремными сроками.

самогон

Как ни романтизировали самогон, на деле это внебрачное дитя алкогольной цивилизации, плод аномальных отношений между личностью и государством

Профессию самогонщика вряд ли можно отнести к разряду перспективных. В целом по стране доля самогонной продукции по отношению к легальной неуклонно сокращается. 50 лет назад одна из трех бутылок спиртного была подпольного производства, сегодня — одна из сорока. И здесь решающую роль сыграли не столько законодательные меры, сколько социально-демографические факторы.

Питательная среда самогоноварения — маленькие городки в американской глухомани — стремительно вырываются из патриархальной замкнутости. Все больше молодых людей покидают веками насиженные места, получают приличное образование и работу. Им уже не нужно заниматься опасным и тяжелым промыслом, а спиртное любых марок и сортов они купят в магазине. Самогоноварение сегодня, в основном, удел немолодых людей, и им с каждым днем все труднее делать этот бизнес. Как ни романтизировать самогон, на деле это внебрачное дитя алкогольной цивилизации, плод аномальных отношений между личностью и государством. Несмотря на скандальную славу и известность, ему никогда не быть на равных со своими легальными собратьями. В профессиональной винодельческой среде та же репутация и у его “родителей”.

Но как бы то ни было, самогон рано списывать со счетов. Как долго тянуть курилке, зависит не столько от него, сколько от социальных условий и государственной алкогольной политики. А по части мудрости у государства всегда хронический дефицит. Еще не успело оно списать в архив самогон, как на повестке дня новый враг — никотин. И снова, как встарь, стремление волюнтаристскими методами истребить очередное зло. Результат предсказуем. Вместо опасных для здоровья “Марлборо”, “Кэмэл” и “Лаки” люди начнут курить еще более опасные суррогаты. К этому все идет. Пятидолларовые сигареты становятся привилегией богатых, однодолларовые — опиумом для народа. Очередной муншайн в табачном исполнении.

Виктор Родионов

Pages: 1 2


Метки: moonshine, алкоголизм, алкоголь, вино, виски, запрет, самогон

Comments are closed.