Дауншифтеры. Вверх по лестнице, ведущей вниз

В свое время для меня парольной стала фраза Блаженного Августина: “Обладающий излишним владеет чужим имуществом”. Вот почему я так нежно и трепетно люблю дауншифтеров.

Недельный отпуск, униженно выпрошенный у начальства, унылые корпоративные вечеринки, безнадежно-упорное подсиживание любимых якобы коллег, гламурные ценности доминирующей тусовки, осточертевшее пустое клубное общение, необходимость зарабатывать на капризы тещи, на 20-летний ипотечный кредит, на одежду от кутюр для дочки-первоклассницы и на шоппинг и шейпинг для жены. Тотальное одиночество. Тотальное зомбирование личности: ты корпорации отдаешь фанатичный труд 25 часов подряд, она тебе — достаток и предметы роскоши.

Антидепрессанты вместо конфет и вместе с алкоголем, травка по выходным. Утром не хочется просыпаться, вечером — засыпать. Сизиф в очередной раз вкатывает камень на гору. И камень опять с грохотом несется вниз. Да заберите вы ваши деньги! Отдайте только свободу. Отпустите меня в Гималаи! Знакомо? Тогда вам сюда.

Дауншифтеры — это современные отшельники, которые бегут от карьеры и денег, чтобы найти себя. Смысл жизни, здоровье, общение, семью, творчество, душевное спокойствие, Бога. Это радикальная смена карьеры, образа жизни, отказ от избыточного потребления. Само слово происходит от английского downshifting. Еще недавно это был просто автомобильный термин — переключение на пониженную передачу. Теперь — обозначение модного социального явления, которое охватило весь мир.

Общество с помощью множества манипулятивных технологий вдалбливает нам с детства, что предназначение человека — заработать как можно больше и поскорее это потратить, чтобы потом заработать еще больше. Дауншифтинг — это обретение своего я, свободного времени, финансовой независимости, личной эффективности. И отказ от чужих целей и желаний, навязываемых обществом, жизнь ради себя и семьи. Человек внезапно понимает, что цена за богатство и успех, которую он заплатил, — непомерна. Что навязанные родителями и обществом ценности — абсолютно не его. Что он хочет получать удовольствие от жизни здесь и сейчас, а не работать на отдаленную и часто несбыточную перспективу типа построения коммунизма в одной отдельно взятой семье. Дауншифтинг — это невыразимое чувство внутренней свободы. Это принятие философии добровольной простоты, в основе которой — сознательный отказ от безудержной потребительской гонки.

А бегут дауншифтеры в самые разные места. Кто-то — на природу… Кто-то просто переходит на гораздо менее оплачиваемую и престижную работу, которая отнимает меньше времени. Кто-то — покупает билет в один конец на Гоа, в Таиланд, на Канары или дальний уголок континента. Природа, тишина, спокойствие, свой дом, сад и огород — что еще надо для счастья?

С каждым годом этих людей становится все больше по всему миру. Эти люди не хотят, как белки в колесе, всю жизнь мчаться по замкнутому кругу: больше зарабатывать, чтобы больше потреблять, потом брать кредит и опять зарабатывать, и опять потреблять. Зачем? В лице дауншифтеров современное общество потребления, вся эта желудочно-кишечная цивилизация нашла мощнейшего противника. И сила его в том, что он не борется, а просто уходит, куда и когда хочет.

О дауншифтинге уже давно напряженно размышляют лучшие интеллектуалы всего мира. Вот Эдуард Лимонов: “Вся система корпоративных стандартов и культуры направлена на то, чтобы у менеджеров не было никакой идентичности — ни личностной, ни национальной, ни религиозной, ни даже половой. Им нужно, чтобы менеджеры имели большой универсальный разъем. В него можно воткнуть штекер, на котором написано Нестле, Кока-кола, Проктер энд Гэмбл — неважно. Вышел, допустим, разъем из строя, то есть не вышел менеджер на работу — найдут другой разъем и подведут к нему кабель”.

А вот что говорит Виктор Пелевин: “Топ-менеджеры неожиданно для окружающих оставляют работу, покупают лачугу где-нибудь в глубинке и просто радуются жизни. Пишут стихи, рисуют акварелью и не гонятся за Прада, Гуччи, Армани”. И еще, он же: “Если, как ты говоришь, задача денег — сделать жизнь проще, почему люди добывают их всю жизнь, пока не превратятся в старческий мусор?” А коротко и точно находим у Бродского: “Если суждено в империи родиться, лучше жить в провинции, у моря”. Просто девиз дауншифтеров!

Кстати, несколько лет назад американская киноакадемия вручила 5 Оскаров фильму “Красота по-американски”, где герой Кевина Спейси — типичный и очень обаятельный дауншифтер…

Конечно, игра на понижение тесно связана с возрастными кризисами, самый опасный из которых — кризис среднего возраста (от 35 до 45 лет). Уже есть деньги, статус, животик и одышка. Уже понятно, что всех денег не заработаешь за 10 жизней. Уже очевидно, что Абрамовичем не стать, даже если поменять национальность. Зачем тогда, спрашивается, пахали, как ломовые лошади?

А внутренние, сокровенные вопросы так и не решены — все некогда было.

Pages: 1 2 3


Метки: возраст, интеллект, карьера, кризис среднего возраста, общество, отпуск, счастье

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.