Есть ли жизнь на экваторе?

кризис среднего возраста
Главный признак кризиса у мужчины — утрата душевного равновесия. “Экватор” средней продолжительности жизни в мире приходится на сорокалетие — традиционное время подведения первых итогов. И если в 30-35 мужчину посещает мысль “Так чего же я все-таки достиг?”, то теперь вопрос по-гамлетовски заостряется — “А достиг ли я”? И поскольку наш брат склонен к самокопанию, частенько он приходит к выводу, что — нет, жизнь удалась не вполне.

Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу.
Данте “Божественная комедия”

Почему, чем ближе сороковник, тем от этой мысли все больше портится настроение? Вы еще спрашиваете! Только что было тридцать с копейками, а тут бац! — сразу пятый десяток, уже “едешь с ярмарки”. Вот пишу эти строки, а телек на кухне каркает в рекламных паузах: “Половина мужчин старше сорока лет страдает из-за проблем с мочеиспусканием…”

Как?! Что, и Олег Меньшиков? И, извиняюсь, Абрамович с Киркоровым? И Сергей Пенкин? И… страшно сказать — Брэд Питт, возглавляющий топ-100 самых красивых мужчин планеты?

Хотя простатит — это еще что… Типичные жалобы сорокалетних метросексуалов, по оценкам медиков — утренняя усталость, апатия и неясно выраженные боли, раздражительность и депрессия. А еще — совсем уж старческие слезливость и бессонница, провалы в памяти и сниженная сексуальная потенция.

Несколько последних мазков в этот мрачноватый натюрморт — приступы головокружения и потливости, жар, головные боли, онемение и покалывание в онемевших участках, холодные руки и ноги — и вся симптоматика “кризиса среднего возраста”, как на ладони. Учащенные же пульс и сердцебиение и вовсе вызывают панику: наш герой готов заподозрить в них чуть ли не инфаркт.

А начинается все с ерунды. Стоит кому-то из близких беззлобно пройтись насчет вашего вроде бы едва заметного брюшка, как вдруг на седьмом-восьмом лестничном марше вы и сами замечаете у себя непривычную одышливость. Вы не на шутку встревожены. И когда в очередной раз даете себе слово с понедельника расстаться с сигаретой — у вас вдруг… получается!

Первые приметы капитуляции перед возрастом становятся поводом для горьких размышлений и страхов: ведь мужчины опасаются серьезно заболеть куда больше своих подруг. Может, и не зря. Вон Валдис Пельш не послушал астролога Тамару Глобу, прямо с экрана отговаривавшую его отмечать “роковой юбилей” — и в тяжелейшем состоянии очутился в больнице. А ведь еще весной, накануне “Короля ринга”, юбиляр прошел медобследование и был признан совершенно здоровым!

Сорокалетний удивительным образом сочетает в себе черты юнца — и ненавистного этому юнцу его пожилого антипода. Вам вдруг начинает нравиться, когда салаги на работе зовут вас, как когда-то, по имени. Вы начинаете задерживаться у зеркала, сперва как бы невзначай. Но вас уже не радует появление седины, еще недавно казавшейся благородной, более того, вы готовы закрашивать белые волоски! А то и вовсе — о, ужас! — обзаводитесь косметикой для лица, к примеру, тональным кремом, которым (пока только в особо торжественных случаях) принимаетесь зашпаклевывать едва заметные прыщики и прочие шероховатости кожи.

Может быть, впервые вы так пристально всматриваетесь в зеркало: “Боже, неужто у меня всегда были такие неправильные уши!” И с удивлением замечаете, что неравнодушны к комплиментам в адрес собственной внешности.

А еще вы становитесь сентиментальнее, расчувствовавшись, теперь можете даже всплакнуть. Если, щелкая пультом, попадаете на мелодраму, скорость переключения программы на новости или футбол медленно, но верно снижается. И в отношениях с прекрасным полом вас тоже все больше влечет к себе их романтический флер.

Не будучи прежде меломаном, вы открываете для себя оперу, балет и, конечно, вершины классической музыки — не отказываясь, впрочем, пока от электронных привязанностей юности. Так что если перед вами в очереди кто-то спрашивает новый диск Ванессы Мэй или концерт “Металлики” с симфоническим оркестром — бьюсь об заклад: это человек нашего поколения.

Но! Бес в ребро — это сказано о том же периоде жизни мужчины. Не знаю, как вас, а меня вот в последнее время тянет — тс-с! — облачиться в косуху. И взгромоздиться на крутой мотоцикл, на какой-нибудь навороченный “Кавасаки”. Кроме шуток. В юности не хотелось, а тут прямо невмоготу. А то и помахаться где-нибудь около пивнушки, причем без особого повода. Но… Это просто фантомные боли — говорю я себе. Надо перетерпеть.

Приятельница чуть постарше советует оттягиваться дома — в том же прикиде, а вместо мотодрандулета приспособить велотренажер. Да нет, поясняю досадливо, это совсем не то! Тут же важно явить себя миру — как оно было лет в шестнадцать…

Что до душевной неустроенности… Каждый новый этап нашей жизни — объективно более сложная психическая субстанция, более продвинутый этап самосознания. И потому естественно, что кризис-40 — не просто тоска по первым сорока годам, но еще и сожаление, что они потрачены впустую для второй половины пути, более полноценной личностно. Понимаешь, что по большому счету и не жил еще.

Так ли оно на самом деле? Давайте разберемся.

Pages: 1 2


Метки: депрессия, душевное равновесие, карьера, кризис среднего возраста, отношения, потенция, простатит, старость, уважение

Comments are closed.