Лекарство – кукольный театр

невротикБывают и очень сложные случаи. Недавно к нам попал одиннадцатилетний школьник. Мать жаловалась на отсутствие интереса к жизни, вечное недовольство, брюзжание, апатию, лень. Внешность и астеническая конституция мальчика, его поведение — все полностью подтверждало эти жалобы. Мы решили выделить как патологическую доминанту его крайнюю неуверенность в себе и начать с повышения самооценки. Для этого, в частности, был дан следующий этюд: “Все родные ушли, и Алеша остался дома один. Чем он занимался? (Показать). Было ли ему страшно или скучно? А потом он решил заняться разными хозяйственными делами. (Какими? — Придумать!) Как его похвалила вернувшись домой мама?” И тут с неожиданной стороны проявила себя мама — реальная мама, игравшая в этом этюде себя. Вместо того чтобы похвалить сына, она заявила, что он неправильно поставил посуду, и… наказала его! Мы, разумеется, насторожились и дали ей задание на дом: письменно перечислить Алешины достоинства. Она честно пыталась это задание выполнить, но к каждому достоинству тут же присовокупляла “обвинительное заключение”. Дескать, вроде бы достоинство, а на самом деле ничего хорошего. Да, не любит драться. Так ведь разве это мужчина? Размазня! Ну, добрый, все готов отдать. Но отдает-то чужое, не своим трудом нажитое. И каждый его норовит облапошить. Простофиля! После этого “центр тяжести” нашей работы переместился на мать.

Поистине, детали, нюансы — это и есть самое драгоценное! Иногда одно слово может перечеркнуть, казалось бы, безупречную картину. Пример — мама шестилетнего Стасика. После его рождения она оставила работу и занялась исключительно сыном: водила его в разные кружки, красиво одевала, то и дело покупала подарки. В родительской анкете на вопрос, хотела ли она иметь ребенка, ответила утвердительно. Но зато следующий вопрос — какое у нее было преобладающее настроение в первые месяцы жизни сына, — написала: “Он орал и мне мешал”. (Не “плакал”, не “кричал”, а именно “орал”!) Мы стали приглядываться и заметили, что, хотя мама все время держит Стасика на коленях, но как только он хочет ее обнять или поцеловать, губы женщины непроизвольно кривятся в брезгливой гримасе. Когда мы осторожно заговорили с ней об ее отношении к Стасику, она была явно потрясена тем, что ее тайна раскрыта, но отпираться не стала и сразу призналась в своей неприязни к мальчику, который невольно помешал ей выйти замуж за любимого человека. Дело в том, что, поссорившись с возлюбленным, она сгоряча согласилась выйти замуж за другого и забеременела от него, а вину за необдуманное замужество подспудно перенесла на ребенка.

Короче говоря, при определении патологической доминанты невозможно пользоваться готовыми рецептами. Каждый случай стоит рассматривать как уникальный.

Многие дети переживают испуг, ссоры родителей, уход отца из семьи. Но одни переживают то или иное событие без ущерба для психики, а другие становятся невротиками.

Однако определить доминанту — это еще полдела. Дальше с ней надо работать. Какой соблазн возникает, когда видишь недостаток, порок, лежащий в основе психической деформации? Устранить, искоренить, — в общем, изъять его. Этого, как правило, ждут и родители, не понимая, что ничего нельзя искоренить безнаказанно, не нарушив уникальный склад детской души. Про опасность нарушения природной экологии вроде бы все уже понимают, а когда речь заходит о человеке, да еще маленьком, незрелом, почему-то считается, что из него можно вырастить все, что угодно.

Частенько слышишь от родителей:

— Он у нас такой робкий! А ведь в современной жизни надо уметь работать локтями. Сделайте что-нибудь!..”

То есть, по существу, тебя просят зайца сделать волком. Или тигром.

Наш метод призывает идти по другому пути: сначала выяснить, кто же все-таки прячется под маской зайца, а потом недостаток конкретной личности попытаться скорректировать, возвысить до уровня достоинства. Скажем, жадность. Порок? — Безусловно. Наверное, приложив нечеловеческие усилия, все-таки можно превратить жадину в мота. Но это обязательно будет человек с множеством грубых личностных искажений (например, у него появятся вспышки внезапной жестокости или болезненный, пусть прямо и не связанный с деньгами, педантизм). Но, с другой стороны, оставлять без внимания такое нравственное уродство тоже нельзя. Так что же делать?

Мы бы постарались постепенно превратить жадность в бережливость.

Список пороков, которые при целенаправленной работе поддаются подобному преобразованию можно продолжить. Застенчивость возвышается до скромности (бесспорного достоинства!), агрессивность — до устойчивой роли защитника слабых, медлительность — до обстоятельности и т.п.

Атрибуты кукольного театра, на наш взгляд, являются идеальным инструментом психокоррекции детских неврозов. Спрятавшись за ширму ( за стенку, а ведь невротик часто как раз застенчив!) или закрывшись маской (то есть замаскировавшись), говоря от лица куклы и потому не страшась уличения, ребенок получает возможность поведать о душевных трудностях без малейшей травмы для своей и без того хрупкой психики.

Первый этап работы — этюды: театральные сценки разыгрывают как руководители, так и дети вместе с родителями. Второй этап — лечебный спектакль.

Для участия в нем набирается группа в 7–12 человек (в зависимости от пьесы, которую мы выбираем, что, в свою очередь, зависит от того, какие дети к этому моменту “накопились”) разного возраста и с разными диагнозами.

Готовый спектакль показывается родственникам и друзьям наших “артистов”. Важно, чтобы это было “убедительной победой”. Поэтому мы заранее готовим зрителей (их, кстати, не должно быть больше 30–40 человек) к правильной реакции: бурным аплодисментам сначала всем артистам, а потом каждому в отдельности, крикам “браво!”, одариванию цветами участников…

Во время работы воспитываются и родители. Часто удается наладить отношения между отцом и матерью, между отцом и ребенком и уже тем самым облегчить душевное самочувствие последнего.

Наши занятия обычно проходят очень весело, и даже те дети, которые поначалу ни в чем не желали участвовать, с нетерпением ждут своего “выхода”.

Юмор — одно из самых необходимых лекарств для детей-невротиков, которые от природы часто бывают склонны к пессимизму, меланхолии. Однако нельзя забывать и о повышенной ранимости таких детей, поэтому к шуткам следует относиться очень серьезно, обдуманно, с большой осторожностью, все время заботясь о том, чтобы они каким-то боком не могли задеть, оскорбить.

Лечат не куклы, а люди. И исход лечения зависит не от антуража, а от желания и умения взрослых людей решить главную задачу: встретиться со сложным душевным миром ребенка и, не упрощая, сделать его более гармоничным.

В этой статье, дорогие читатели, не содержится конкретных советов, но, нам кажется, родители найдут здесь много подсказок, на что обратить внимание в поведении ребенка, как помочь ему избавиться от своих страхов или преодолеть болезненную застенчивость. Как обратить недостаток в достоинство. Что должно побудить маму обратиться к врачу.
Да и кукольный театр организовать дома не трудно. Главное — дети не должны быть обделены вниманием, и, как говорят авторы этой статьи, помочь можно каждому ребенку.

Pages: 1 2


Метки: внимание, медлительность, недержание, пессимизм, поведение, симптом, уверенность, характер

Comments are closed.