Человек настоящий

У Алексея Маресьева не было ног. Он научился ходить на протезах, танцевать и даже управлять самолетом. У Антона Борисова ноги есть, но он не может танцевать и ходить. Впрочем, стоять он тоже не может. И даже сидеть. Ему можно только лежать на жесткой поверхности. Всю жизнь, все 42 года. Есть такая болезнь — несовершенный остеогенез. Малейшее неосторожное движение ведет к перелому. Первый раз он сломал ногу в 5 месяцев, а потом… Кто их считал, эти сотни переломов. Родители Антона отдали его, 5-летнего, в больницу, где ребенка привязали крепко-накрепко к кровати, чтобы не вставал и ничего себе не сломал. Он и не встал больше с кровати. Просто не смог.

Антон Борисов: “Как это здорово, подняв глаза, увидеть не потолок, а небо и солнце”

В больнице, а точнее, в детском костно-туберкулезном санатории в Астрахани Антон прожил до совершеннолетия. Там же, в больнице, мальчик учился, окончил школу-десятилетку. Антон учился старательно. Одна беда — писать было очень трудно. Переломанные во многих местах, искривленные руки с трудом могли держать карандаш. Все приходилось воспринимать на слух, запоминать. Вот так и жил мальчик в санатории. Его там не лечили, зато учили. После школы поступил на заочное отделение Астраханского пединститута, но тут пришла новая беда — отказали руки. Начались немотивированные переломы — от взятой в руку ложки или ручки. Поняв, что вскоре он не сможет даже перевернуть книжную страницу, Антон смог добиться направления в Москву, в Центральный институт травматологии и ортопедии. Там сделали операцию, вставили в кости рук металлические штифты, а через два года вернули обратно в Астрахань.

Дорога таким, как он, была одна — в дом-интернат для инвалидов и престарелых. Такое чувство, вспоминал он потом, что тебя положили в гроб и закрыли крышку. Ни одного близкого человека рядом.

Изменения в жизни произошли неожиданно. Журналист городской молодежной газеты Владимир Пигарев пришел в интернат, чтобы сделать репортаж о его обитателях. Обошел здание, поговорил со стариками и уже собирался уходить, как у двери бабушка-вахтерша спросила его: “Ты был на третьем этаже? Там у нас мальчик живет, который в институте учится”. В палате у Антона Володя просидел до полуночи. А уже на следующий день после выхода статьи к необычному студенту начали приходить гости. Появились друзья, и, что не менее важно, появилась работа. Антон стал консультантом телефонной службы психологической помощи. Люди, которые звонили, не догадывались о том, в каком состоянии находится тот, с кем они разговаривают, кому выплескивают свои проблемы и боль. И это правильно! В основные обязанности Антона входила психологическая помощь людям с инвалидностью. Но звонили все. Затем Антон стал подрабатывать в газете, писать информационные колонки, брать интервью, благо его к этому времени перевели в отдельную палату и поставили туда телефон. Случай, конечно, неслыханный, но ведь и человек необычный. Новые друзья помогли Антону “пробить” квартиру. Он, правда, не мог из нее выходить самостоятельно, зато туда можно было поставить компьютер. Он освоил его, после чего стал работать еще и в двух компьютерных фирмах одновременно. В 1994 году его выбрали человеком года по номинации “Молодежная политика” в Астрахани. На полученную премию Антон обновил свой компьютер.

А вскоре он с друзьями сделал еще одно важное дело: интернет-сайт “SOS.RU” — место во Всемирной сети, где одни люди ищут помощь, а другие бескорыстно предлагают ее.
Вот только передвигаться Антон не мог. Спонсоры оплатили ему поездку в Германию и изготовление специальной кровати, но, к сожалению, немецкая коляска оказалась на удивление неудобной, а вскоре и вовсе сломалась. Через некоторое время новую кровать заказали в США. Антон поехал на примерку и неожиданно для себя остался в Америке. Живет он в Портленде, штат Орегон, уже 7 лет и больше всего переживает из-за того, что не может найти себе постоянную работу. Впрочем, без дела не сидит. Продолжает управлять из-за океана сайтом “SOS.RU”, в ожидании оплачиваемого места пока работает волонтером, то есть бесплатно. Учит работе на компьютере эмигрантов. Вначале работал только с приезжими из СНГ, затем, когда отшлифовал свой английский, и с остальными. В США сейчас трудно найти работу даже здоровому американцу, что уж говорить об эмигранте-инвалиде чуть больше метра ростом, прикованном к своей кровати. Девиз свой Антон впервые сформулировал почему-то на английском и только потом проговорил по-русски: “Life is not a choice. Life is a chance” — “Жизнь — это не выбор. Жизнь — это шанс”.

Подвиг Алексея Маресьева не в том, что он дополз до своих. И даже не в том, что заново научился ходить, танцевать, управлять самолетом. Подвиг его в том, что он предпочел продолжать жить так, как жил раньше. У него был выбор — стать инвалидом на тележке, с пенсией, которой хватало бы на ежедневную поллитру, или остаться летчиком. Первое — проще, второе — достойнее.

У Антона Борисова такого выбора не было. Советская власть предоставила ему убогое угасание в палате дурдома. Новая российская власть предложила ему в общем то же самое, только в отдельной квартире, из которой он не мог выйти самостоятельно. В отличие от Маресьева, Антон не знал, как это — быть здоровым и сильным: он никогда не умел танцевать, управлять самолетом или автомобилем. Даже на трехколесном велосипеде поездить не успел. Антон Борисов не хотел совершать подвиг. Он просто жил и живет. Потому, что не может иначе.

Михаил Гохман


“Кандидат на выбраковку”. Так называется книга Антона Борисова. Антон сумел выжить, сумел жить и помогать другим, работать, дружить. И жизнь свою описал в книге-дневнике, вышедшем из печати. Вот как отзываются о ней люди, которые успели ее прочесть.

Книга Антона Борисова нужна людям, которым повезло сохранить свое здоровье и которых судьба защитила от житейских невзгод. Нужна, чтобы они научились адекватно оценивать всю хрупкость нашей жизни, обрели милосердие и обратили внимание на тех, кто нуждается в их помощи и поддержке. Эта книга нужна и тем, кому не повезло, кто ежедневно ждет спасительную инъекцию, кто чувствует себя брошенным и забытым. Нужна, чтобы каждый прикованный к больничной койке понял — нельзя терять веру в себя, даже услышав самые жуткие прогнозы врачей. Ведь — “если живешь, надо просто жить”.

Чулпан ХАМАТОВА, актриса, учредитель
благотворительного фонда “Подари жизнь”

Эту книгу стоило бы продавать в аптеке, наряду с антидепрессантами. Потому, что меж страниц сердцем бьется мысль — что бы ни случилось, не сдавайся! В нескольких местах сломана правая рука — учись писать левой. Весь мир — из положения лежа — ползи. Адская боль от ежесекундных переломов — терпи. Отец стыдится тебя, сестра бьет — прощай! Мать желает тебе смерти — все равно люби! Какая же должна быть сила духа, воли и любви в сердце на протяжении всей жизни, чтобы не сломаться? Ему бы сильное тело, и он бы горы двигал, вращал земной шар! И проникшись этой идеей, ты не замечаешь, как сам начинаешь вращать его…

Ярослава ТАНЬКОВА, журналист газеты
“Комсомольская правда”


Метки: несовершенный остеогенез

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.