Не спешите волноваться

10 способов избежать нервотрепки

Наш мозг неадекватно оценивает окружающие нас опасности. Этот факт следует учитывать при оценке ситуации.

Нас под­спуд­но пре­сле­ду­ют по­до­зре­ния. А вдруг в раз­де­вал­ке пол­но бак­те­рий, ус­той­чи­вых к ан­ти­би­о­ти­кам? А вдруг у это­го пар­ня в рюк­за­ке бом­ба, уж очень он раз­ду­тый? А эта кра­си­вая тык­ва? Вдруг ее об­ра­ба­ты­ва­ли пе­с­ти­ци­да­ми, а пе­с­ти­ци­ды вы­зы­ва­ют рак? Хо­тя, с дру­гой сто­ро­ны, ес­ли не есть ово­щи, от­ку­да брать ви­та­ми­ны?

В на­ше вре­мя аб­со­лют­но все ка­жет­ся ри­с­ко­ван­ным, а вол­но­вать­ся вред­но для здо­ро­вья. Чем боль­ше мы уз­на­ем, тем мень­ше мы зна­ем — а не­уве­рен­ность и не­из­ве­ст­ность вы­зы­ва­ют тре­во­гу. В то же вре­мя про­дол­жи­тель­ность и ка­че­ст­во жиз­ни уве­ли­чи­ва­ют­ся. Так по­че­му же нам ка­жет­ся, что да­же ко­чан ка­пу­с­ты, ко­то­рый мы по­ку­па­ем, пы­та­ет­ся нам на­вре­дить?

Че­ло­ве­че­с­кий мозг пре­крас­но при­спо­соб­лен для то­го, что­бы ре­а­ги­ро­вать на опас­ность (не­зна­ние то­го, чем за­кон­чит­ся си­ту­а­ция). Бла­го­да­ря это­му ка­че­ст­ву моз­га вы­жи­ва­ли на­ши пред­ки. Но че­ло­ве­че­с­кий мозг еще не вы­ра­бо­тал адек­ват­ной ре­ак­ции на ста­ти­с­ти­че­с­кие дан­ные, ужа­сы, опи­сы­ва­е­мые 24 ча­са в сут­ки сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции и кро­во­жад­ны­ми по­ли­ти­ка­ми.

По­это­му не­о­пре­де­лен­ность и не­об­хо­ди­мость по­сто­ян­но при­ни­мать ре­ше­ния вы­зы­ва­ют в нас чув­ст­во тре­во­ги. Да­же та­кие мел­кие ди­лем­мы, как при­об­ре­те­ние мо­биль­но­го те­ле­фо­на (что вы­брать: рак моз­га или ве­ро­ят­ность уме­реть в ре­зуль­та­те ав­то­мо­биль­ной ава­рии, по­то­му что не смо­жешь поз­вать на по­мощь?) мо­гут вы­звать стрес­со­вое со­сто­я­ние у лю­дей. Эмо­ции за­став­ля­ют нас при­ни­мать ре­ше­ния, ко­то­рые ког­да-то име­ли смысл, а те­перь его по­те­ря­ли.

1. МЫ БОИМСЯ ЗМЕЙ – А НЕ МАШИН

Риск и эмоции неразделимы.
На пер­вый взгляд, страх да­лек от хлад­но­кров­ной оцен­ки гро­зя­щей нам опас­но­с­ти, од­на­ко в дей­ст­ви­тель­но­с­ти наш мозг по­сто­ян­но про­из­во­дит оцен­ку си­ту­а­ции и по­сто­ян­но на­че­ку, по­сы­лая сиг­нал тре­во­ги и вы­зы­вая вы­плеск ад­ре­на­ли­на в кровь. “Так на­ши пред­ки оце­ни­ва­ли сте­пень гро­зя­щей им опас­но­с­ти до по­яв­ле­ния ста­ти­с­ти­ки, — счи­та­ет Пол Сло­вик, ис­сле­ду­ю­щий, как при­ни­ма­ют­ся ре­ше­ния. — Эмо­ции по­мо­га­ют нам прий­ти к ре­ше­нию бо­лее ко­рот­ким пу­тем”.

По­это­му па­у­ки и змеи вы­зы­ва­ют у нас ужас, а не­су­щи­е­ся на бе­ше­ной ско­ро­сти ма­ши­ны — нет, по­сколь­ку это но­вый вид опас­но­с­ти. Ес­те­ст­вен­ная ре­ак­ция на­ших пред­ков на бы­с­т­ро при­бли­жа­ю­ще­е­ся жи­вот­ное — за­стыть в на­деж­де, что хищ­ник те­бя не за­ме­тит. Од­на­ко это вряд ли по­мо­жет, ес­ли на­вст­ре­чу те­бе не­сет­ся ав­то­мо­биль.

2. МЫ БОИМСЯ ЗРЕЛИЩНЫХ, МАЛО ВЕРОЯТНЫХ СОБЫТИЙ

Страх настраивает наш механизм оценки риска на предсказуемые операции.
Страх вклю­ча­ет при­ми­тив­ные зо­ны моз­га преж­де, чем си­ту­а­ция ос­мыс­ля­ет­ся. В си­лу то­го, что страх уси­ли­ва­ет па­мять, та­кие ка­та­ст­ро­фи­че­с­кие яв­ле­ния, как зем­ле­тря­се­ния, авиа­ка­та­с­т­ро­фы, тер­ро­ри­с­ти­че­с­кие ак­ты пол­но­стью по­гло­ща­ют на­ше вни­ма­ние. А по­всед­нев­ные опас­ные яв­ле­ния, с ко­то­ры­ми мы стал­ки­ва­ем­ся по­сто­ян­но, мы не­до­оце­ни­ва­ем. И, ко­неч­но, СМИ от­да­ют пред­по­чте­ние ос­ве­ще­нию яр­ких, пол­ных дра­ма­тиз­ма со­бы­тий. Да­же, ес­ли у нас пе­ред гла­за­ми мель­ка­ет один и тот же ре­пор­таж, у нас скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что та­кие со­бы­тия про­ис­хо­дят очень ча­с­то.

По­сле 9/11, 1,4 млн. че­ло­век по­ме­ня­ли свои пла­ны на от­дых, что­бы из­бе­жать по­ле­та на са­мо­ле­те. Боль­шин­ст­во пред­по­чли ма­ши­ну. Хо­тя, по ста­ти­с­ти­ке, пу­те­ше­ст­во­вать на ма­ши­не зна­чи­тель­но опас­нее, чем ле­тать. В 2001 го­ду ста­ти­с­ти­ка под­твер­ди­лась: 1000 че­ло­век, ко­то­рые пред­по­чли пе­ре­дви­гать­ся на ав­то­мо­би­ле, мог­ли бы ос­тать­ся в жи­вых, ес­ли бы по­ле­те­ли самолетом.

3. МЫ БОИМСЯ РАКА, НО ЗАДУМЫВАЕМСЯ О СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

Мы не­до­оце­ни­ва­ем опас­но­с­ти, ко­то­рые нас под­сте­ре­га­ют.
Лю­дям свой­ст­вен­но иг­но­ри­ро­вать опас­но­с­ти, ко­то­рые не име­ют мгно­вен­ных от­ри­ца­тель­ных по­след­ст­вий, на­при­мер, ку­ре­ние или по­еда­ние пи­рож­ных. Мы кон­цен­т­ри­ру­ем вни­ма­ние на не­по­сред­ст­вен­ных ре­зуль­та­тах, а да­ле­ко иду­щие по­след­ст­вия для нас — по­ня­тие аб­ст­ракт­ное.

Так, на­при­мер, не­боль­шой риск ве­дет к боль­шо­му чис­лу не­за­пла­ни­ро­ван­ных бе­ре­мен­но­с­тей. В те­че­ние боль­шей ча­с­ти мен­ст­ру­аль­но­го цик­ла риск бе­ре­мен­но­с­ти не­вы­сок, но че­рез год не­за­щи­щен­но­го сек­са 85% пар стал­ки­ва­ют­ся с не­же­ла­тель­ны­ми по­след­ст­ви­я­ми.

4. ЕСЛИ Я НЕ ОБРАБАТЫВАЛ СВОЙ САД ПЕСТИЦИДАМИ, ЗНАЧИТ, ИХ ТАМ НЕТ

Мы предпочитаем то, над чем (как мы думаем) у нас есть контроль.
“Если нам ка­жет­ся, что мы мо­жем кон­тро­ли­ро­вать ис­ход со­бы­тий или идем на осо­знан­ный риск, то вол­ну­ем­ся на­мно­го мень­ше”, — го­во­рит Дэ­вид Ро­пейк, кон­суль­тант по оп­ре­де­ле­нию сте­пе­ни ри­с­ка. — Мно­гие рас­ска­зы­ва­ют, что, ког­да пе­ре­са­жи­ва­ют­ся с во­ди­тель­ско­го ме­с­та на ме­с­то пас­са­жи­ра, то но­га не­про­из­воль­но тя­нет­ся к тор­мо­зу. А все по­то­му, что, ког­да вы за ру­лем, то сте­пень ка­жу­ще­го­ся кон­тро­ля вы­ше”.

Вы нерв­ни­ча­е­те, ког­да ви­ди­те, как дру­гой во­ди­тель го­во­рит по мо­биль­но­му те­ле­фо­ну, од­на­ко, ког­да го­во­ри­те вы са­ми, то аб­со­лют­но не вол­ну­е­тесь. По то­му же прин­ци­пу, ес­ли вы­ку­ри­ва­ем вре­ди­те­лей из са­да мы, то это — бе­зо­пас­но, а ес­ли то же са­мое де­ла­ют со­се­ди — мы на­чи­на­ем опа­сать­ся, не от­рав­ле­ны ли фрук­ты из на­ше­го са­да.

5. МЫ ПРЕВЫШАЕМ СКОРОСТЬ, ПРИСТЕГНУВ РЕМНИ БЕЗОПАСНОСТИ

Мы под­ме­ня­ем од­ну опас­ность дру­гой.
Стра­хо­вые ком­па­нии в Ве­ли­ко­бри­та­нии де­ла­ли скид­ки вла­дель­цам ав­то­мо­би­лей с бо­лее на­деж­ны­ми тор­мо­за­ми. “Те­перь это­го боль­ше не про­ис­хо­дит, — объ­яс­ня­ет Джон Адамс, спе­ци­а­лист по оцен­ке ри­с­ка, — Ава­рий мень­ше не ста­ло, про­сто рань­ше они про­ис­хо­ди­ли по дру­гим при­чи­нам”.

А во вре­мя сне­го­па­дов в ава­рии ча­ще все­го по­па­да­ют во­ди­те­ли пол­но­при­вод­ных ав­то­мо­би­лей. Во­ди­те­ли чув­ст­ву­ют се­бя в бе­зо­пас­но­с­ти в та­кой ма­ши­не, ду­ма­ют, что кон­тро­ли­ру­ют си­ту­а­цию, и на­мно­го боль­ше ри­с­ку­ют, пре­вы­шая ско­рость на скольз­кой до­ро­ге.

6. ПОДРОСТКИ СЛИШКОМ МНОГО ДУМАЮТ О РИСКЕ И НЕДОСТАТОЧНО ЕГО ОЩУЩАЮТ

Полагаться на ра­зум не все­гда ра­зум­но.
Ро­ди­те­лей по­сто­ян­но пре­сле­ду­ют стра­хи: их не­со­вер­шен­но­лет­ние де­ти го­ня­ют на бе­зум­ной ско­ро­сти, бе­ре­ме­не­ют, зло­упо­треб­ля­ют нар­ко­ти­ка­ми, по­то­му что счи­та­ют се­бя бес­смерт­ны­ми, и не бо­ят­ся от­ри­ца­тель­ных по­след­ст­вий. Но, как это ни стран­но, под­ро­ст­ки го­раз­до ре­же ле­ле­ют мысль: “Со мной это­го ни­ког­да не про­изой­дет”. На­про­тив, они пре­уве­ли­чи­ва­ют ве­ро­ят­ность за­ра­зить­ся СПИ­Дом или си­фи­ли­сом. Од­но из про­ве­ден­ных ис­сле­до­ва­ний по­ка­за­ло: под­ро­ст­ки ду­ма­ют, что у сек­су­аль­но ак­тив­ных де­ву­шек риск за­ра­зить­ся СПИ­Дом до­сти­га­ет 60%. Так по­че­му же они, тем не ме­нее, за­ни­ма­ют­ся сек­сом и но­сят­ся на спор­тив­ных ав­то­мо­би­лях?

Ва­ле­ри Кор­нелл, пси­хо­лог из Кор­ну­элль­ско­го уни­вер­си­те­та, ут­верж­да­ет, что во­пре­ки ус­то­яв­ше­му­ся мне­нию, под­ро­ст­ки ос­мыс­ли­ва­ют ре­ше­ния на ра­ци­о­наль­ном, а не на эмо­ци­о­наль­ном уров­не. Ис­сле­до­ва­ния го­ло­вно­го моз­га по­ка­зы­ва­ют, что, ког­да под­ро­ст­ки раз­ду­мы­ва­ют, сы­г­рать ли им в рус­скую ру­лет­ку или сесть за руль в со­сто­я­нии ал­ко­голь­но­го опь­я­не­ния, у них ра­бо­та­ют ра­ци­о­наль­ные от­де­лы моз­га (ко­ра го­ло­вно­го моз­га), а у взрос­лых — эмо­ци­о­наль­ные (ос­т­ров­ко­вая до­ля боль­шо­го моз­га).

Ког­да ри­с­ко­ван­ные ре­ше­ния взве­ши­ва­ют­ся на ра­ци­о­наль­ном уров­не, ре­ша­ю­щи­ми до­во­да­ми мо­гут яв­лять­ся же­ла­ние со­от­вет­ст­во­вать, быть при­ня­тым и по­пу­ляр­ным сре­ди дру­зей, чув­ст­во­вать се­бя хо­ро­шо сей­час. На этом фо­не риск от­хо­дит на зад­ний план. По мне­нию Ва­ле­ри, сле­ду­ет учить под­ро­ст­ков оце­ни­вать опас­ность си­ту­а­ции, опи­ра­ясь на эмо­ци­о­наль­ную ре­ак­цию, на­при­мер, пред­став­ляя се­бе са­мое страш­ное из воз­мож­ных по­след­ст­вий, как это де­ла­ют взрос­лые. Од­на­ко ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что при­бли­зить ста­дию, ког­да под­ро­с­ток нач­нет при­ни­мать зре­лые ре­ше­ния, увы, не­воз­мож­но. По­вто­ре­ние и прак­ти­ка — не­отъ­ем­ле­мые ком­по­нен­ты при­ня­тия эмо­ци­о­наль­ных ре­ше­ний, а, сле­до­ва­тель­но, что­бы ов­ла­деть этим на­вы­ком, тре­бу­ет­ся вре­мя.

7. ПОЧЕМУ МОЛОДЫЕ ЛЮДИ НИКОГДА НЕ СМОГУТ ПОЛУЧИТЬ ХОРОШИЕ РАСЦЕНКИ НА СТРАХОВАНИЕ АВТОМОБИЛЯ

Понимание ри­с­ка у каж­до­го свое.
Сте­рео­тип че­ло­ве­ка, ко­то­рый рож­ден, что­бы ри­с­ко­вать, не­адек­ва­тен. Ес­ли и су­ще­ст­ву­ет ген, вли­я­ю­щий на ин­ди­ви­ду­аль­ную склон­ность ри­с­ко­вать, то уче­ные его еще не от­кры­ли. Ра­зу­ме­ет­ся, ге­ны вли­я­ют на им­пуль­сив­ность, ко­то­рая в свою оче­редь вли­я­ет на сте­пень ри­с­ка, на ко­то­рый спо­со­бен пой­ти тот или иной че­ло­век. Те­с­то­с­те­рон за­став­ля­ет муж­чин ид­ти на риск зна­чи­тель­но ча­ще, чем жен­щин. Од­на­ко воз­раст и си­ту­а­ция иг­ра­ют не мень­шую роль. Муж­чи­ны в воз­ра­с­те 15-25 лет бо­лее склон­ны ид­ти на риск, чем жен­щи­ны то­го же воз­ра­с­та или по­жи­лые лю­ди. По-раз­но­му ре­а­ги­ру­ет че­ло­век и на раз­ные ти­пы ри­с­ка. “Ес­ли кто-то от­ча­ян­но ри­с­ку­ет, иг­рая на бир­же, это еще не зна­чит, что он по­ле­зет по­ко­рять гор­ные вер­ши­ны”, объ­яс­ня­ет Ба­рух Фиш­хоф, пре­по­да­ва­тель пси­хо­ло­гии из уни­вер­си­те­та Кар­не­ги Ме­лон.

8. МЫ БОИМСЯ, ЧТО ПОДРОСТКИ ПРИСТРАСТЯТСЯ К МАРИХУАНЕ, НО СОВСЕМ НЕ БЕСПОКОИМСЯ О ТОМ, ЧТО ОНИ МОГУТ ПОЛУЧИТЬ УВЕЧЬЯ, ЗАНИМАЯСЬ СПОРТОМ

Определение сте­пе­ни ри­с­ка не­от­де­ли­мо от цен­но­с­тей, при­ня­тых об­ще­ст­вом.
Ес­ли срав­нить воз­мож­ные по­след­ст­вия ку­ре­ния ма­ри­ху­а­ны и иг­ры в аме­ри­кан­ский фут­бол, то ро­ди­те­лей долж­но зна­чи­тель­но мень­ше вол­но­вать ку­ре­ние ма­ри­ху­а­ны. От ку­ре­ния ма­ри­ху­а­ны ни­кто не уми­ра­ет, а вот от травм, по­лу­чен­ных во вре­мя иг­ры в фут­бол, под­ро­ст­ки по­ги­ба­ли. При вож­де­нии ав­то­мо­би­ля ма­ри­ху­а­на ока­зы­ва­ет мень­шее воз­дей­ст­вие, чем ал­ко­голь, столь по­пу­ляр­ный сре­ди под­ро­ст­ков. Кро­ме то­го, ал­ко­голь и та­бак на­мно­го ча­ще вы­зы­ва­ют при­вы­ка­ние, рак и нар­ко­ти­че­с­кую за­ви­си­мость, чем ма­ри­ху­а­на.

Но мы ба­зи­ру­ем на­ши суж­де­ния на об­ще­ст­вен­ных цен­но­с­тях, и по­то­му при­ни­ма­ем за дан­ность бо­лее вы­со­кий уро­вень ри­с­ка, ко­то­рые пре­ду­с­ма­т­ри­ва­ют одо­б­ря­е­мые об­ще­ст­вом за­ня­тия.

9. МЫ ЛЮБИМ СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ, НО СТРАШИМСЯ ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГИИ

Почему лег­че сми­рить­ся с ес­те­ст­вен­ны­ми опас­но­с­тя­ми.
Мы вздра­ги­ва­ем при мыс­ли о том, что по-со­сед­ст­ву стро­ят атом­ную эле­к­т­ро­стан­цию, но на­слаж­да­ем­ся сол­неч­ны­ми лу­ча­ми, из­лу­ча­ю­щи­ми ра­ди­а­цию. Мы не бо­им­ся сол­неч­ных лу­чей, по­то­му что это при­выч­ное при­род­ное яв­ле­ние. Мы склон­ны счи­тать все ес­те­ст­вен­ное бе­зо­пас­ным, а все но­вое, “не­на­ту­раль­ное” пу­га­ю­щим. “У при­ро­ды хо­ро­шая ре­пу­та­ция, — го­во­рит Сло­вик. — В на­ших гла­зах при­ро­да не пред­став­ля­ет для нас уг­ро­зы. Од­на­ко ядо­ви­тые гри­бы и ма­ля­рия — то­же при­род­ные яв­ле­ния”.

10. БОЯТЬСЯ СЛЕДУЕТ САМОГО СТРАХА

Почему опас­но вол­но­вать­ся об опас­но­с­тях.
Не­смо­т­ря на то, что ве­ро­ят­ность стать жерт­вой тер­ро­ри­с­ти­че­с­ко­го ак­та, по­доб­но­го 9/11, бес­ко­неч­но ма­ла, по­след­ст­вия хро­ни­че­с­ко­го стрес­са, вы­зы­ва­е­мо­го по­сто­ян­ным пре­бы­ва­ни­ем в со­сто­я­нии стра­ха, весь­ма су­ще­ст­вен­ны. Хро­ни­че­с­кий стресс по­ни­жа­ет за­щит­ные си­лы ор­га­низ­ма, уве­ли­чи­ва­ет ве­ро­ят­ность кли­ни­че­с­кой де­прес­сии или ди­а­бе­та, ухуд­ша­ет па­мять, яв­ля­ет­ся при­чи­ной ги­пер­то­нии.

Пси­хо­ло­ги­че­с­кие и фи­зи­о­ло­ги­че­с­кие по­след­ст­вия пре­бы­ва­ния в по­сто­ян­ном стра­хе по по­во­ду опас­но­с­тей, под­сте­ре­га­ю­щих на каж­дом ша­гу, яв­ля­ют­ся еще од­ной при­чи­ной то­го, что оцен­ка на­ми ри­с­ка ока­зы­ва­ет се­рь­ез­ное вли­я­ние на ка­че­ст­во на­шей жиз­ни. Пол­но­стью из­бе­жать ри­с­ка в жиз­ни не­воз­мож­но. Но по­ни­ма­ние соб­ст­вен­но­го ме­ха­низ­ма оцен­ки ри­с­ка по­мо­жет нам адап­ти­ро­вать­ся, пе­ре­стать па­ни­ко­вать по по­во­ду каж­до­го пу­с­тя­ка и сде­лает на­шу жизнь на­мно­го бо­лее бе­зо­пас­ной.

Мария Залавиц (Psychology Тoday)

 


Метки: мозг, рак, страх, стресс, эмоция

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.