Обучение по системе Монтессори

Плюсы и минусы

Ког­да впер­вые стал­ки­ва­ешь­ся с ис­то­ри­ей пе­да­го­ги­че­с­кой си­с­те­мы Ма­рии Мон­тес­со­ри, не­воз­мож­но не по­ра­зить­ся то­му, с ка­кой не­на­ви­с­тью от­но­си­лись к ней иде­о­ло­ги всех то­та­ли­тар­ных ре­жи­мов про­шло­го сто­ле­тия. Ед­ва при­дя к вла­с­ти, и Мус­со­ли­ни, и Ста­лин, и Гит­лер сра­зу же из­да­ют ука­зы о за­кры­тии Мон­тес­со­ри-школ, на­чи­на­ют­ся го­не­ния на пе­да­го­гов — сто­рон­ни­ков этой си­с­те­мы. Ведь клю­че­вое сло­во в лек­си­ко­не ве­ли­чай­ше­го пе­да­го­га и гу­ма­ни­с­та двад­ца­то­го ве­ка Ма­рии Мон­тес­со­ри — это “сво­бо­да”. Це­лью всей сво­ей жиз­ни она ви­де­ла вос­пи­та­ние сво­бод­ных, не­за­ви­си­мых, са­мо­сто­я­тель­но мыс­ля­щих лю­дей, уме­ю­щих при­ни­мать ре­ше­ния и не­сти за них от­вет­ст­вен­ность. Яс­но, что как раз та­ких лю­дей па­ни­че­с­ки бо­я­лись дик­та­то­ры всех вре­мен.

Монтессори была первой женщиной в истории Италии, окончившей курс медицины и одной из первых носительниц ученой степени доктора наук.

Ма­рия Мон­тес­со­ри — по­ис­ти­не ди­тя сво­е­го вре­ме­ни. Ро­див­шись в 1870 го­ду, она уже в ран­нем от­ро­че­ст­ве на­ча­ла борь­бу за пра­во жен­щи­ны по­лу­чать об­ра­зо­ва­ние на­рав­не с муж­чи­на­ми, по­сту­пив сна­ча­ла в муж­скую гим­на­зию, а за­тем и в уни­вер­си­тет. За­кон­чив его в 1896 го­ду, она ста­но­вит­ся пер­вой в Ита­лии жен­щи­ной-вра­чом. Еще в сту­ден­че­с­кие го­ды, ра­бо­тая в уни­вер­си­тет­ской кли­ни­ке, она не раз на­блю­да­ла за ум­ст­вен­но от­ста­лы­ми де­ть­ми, обез­до­лен­ны­ми из­го­я­ми об­ще­ст­ва, ли­шен­ны­ми не толь­ко кни­жек и иг­ру­шек, но и эле­мен­тар­но­го че­ло­ве­че­с­ко­го теп­ла.

По­ра­жен­ная до глу­би­ны ду­ши, де­вуш­ка ре­ша­ет по­свя­тить се­бя ле­че­нию и обу­че­нию этих де­тей. Ес­ли бы де­ти с ог­ра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­с­тя­ми, де­ти, ко­то­рых от­вер­г­ло об­ще­ст­во, ока­за­лись в иной сре­де, име­ли иг­руш­ки и книж­ки, не бы­ли об­де­ле­ны вни­ма­ни­ем ро­ди­те­лей и пе­да­го­гов, воз­мож­но, они смог­ли бы до­гнать в раз­ви­тии сво­их здо­ро­вых свер­ст­ни­ков?

В те го­ды это бы­ли по­ис­ти­не кра­моль­ные мыс­ли: до двад­ца­то­го ве­ка пси­хи­че­с­ки боль­ных лю­дей не ле­чи­ли, а лишь изо­ли­ро­ва­ли в пси­хи­а­т­ри­че­с­ких ле­чеб­ни­цах, ус­ло­вия жиз­ни в ко­то­рых ма­ло чем от­ли­ча­лись от тю­рем­ных, и ни­ко­му не при­хо­ди­ло в го­ло­ву ви­деть в них лич­ность.

И все же, Ма­рия Мон­тес­со­ри ре­ша­ет по­про­бо­вать. Сна­ча­ла она ве­дет ис­сле­до­ва­ния в ин­сти­ту­те экс­пе­ри­мен­таль­ной пси­хо­ло­гии при Рим­ском уни­вер­си­те­те, по­лу­ча­ет сте­пень док­то­ра фи­ло­со­фии, а в 1900 го­ду воз­глав­ля­ет спе­ци­аль­ную шко­лу — пер­вое учеб­ное за­ве­де­ние в Ев­ро­пе для де­тей с от­кло­не­ни­я­ми в раз­ви­тии. По­сколь­ку ее ма­лень­кие па­ци­ен­ты пло­хо го­во­ри­ли, Мон­тес­со­ри раз­ра­бо­та­ла спе­ци­аль­ные уп­раж­не­ния, раз­ви­вав­шие речь по­сред­ст­вом тре­ни­ров­ки мел­кой мо­то­ри­ки паль­цев (там есть нерв­ные окон­ча­ния, сти­му­ли­ру­ю­щие ре­че­вые цен­т­ры в ко­ре го­ло­вно­го моз­га). А из-за то­го, что де­ти с за­держ­кой раз­ви­тия пло­хо по­ни­ма­ли объ­яс­не­ния учи­те­лей, бы­ли при­ду­ма­ны спе­ци­аль­ные по­со­бия и иг­ры, с по­мо­щью ко­то­рых уче­ни­ки этой не­о­быч­ной шко­лы мог­ли изу­чать ок­ру­жа­ю­щий мир на ос­но­ва­нии соб­ст­вен­но­го сен­сор­но­го опы­та. Так Ма­рия Мон­тес­со­ри на­ча­ла раз­ра­ба­ты­вать свои уни­каль­ные ди­дак­ти­че­с­кие по­со­бия.

Ка­ко­во же бы­ло удив­ле­ние учи­те­лей, ро­ди­те­лей, да и ав­то­ра ме­то­ди­ки, ког­да, спу­с­тя не­ко­то­рое вре­мя ока­за­лось, что ум­ст­вен­но от­ста­лые де­ти на­учи­лись чи­тать, пи­сать и счи­тать рань­ше сво­их нор­маль­но раз­ви­тых свер­ст­ни­ков из обыч­ной шко­лы.

Ес­ли де­ти, ко­то­рых до сих пор счи­та­ли не­о­бу­ча­е­мы­ми, до­би­лись та­ких ус­пе­хов, то что же го­во­рить о здо­ро­вых? И Ма­рия Мон­тес­со­ри ре­ша­ет от­крыть шко­лу для обыч­ных де­тей, ко­то­рые, как она счи­та­ет, ока­за­лись те­перь в го­раз­до худ­шем по­ло­же­нии, чем ее ма­лень­кие па­ци­ен­ты. И в 1907 го­ду в од­ном из бед­ней­ших пред­ме­с­тий Ри­ма от­ры­ва­ет­ся пер­вая Мон­тес­со­ри-шко­ла — зна­ме­ни­тый Дом ре­бен­ка.

Ма­рия Мон­тес­со­ри по­ла­га­ла, что глав­ная за­да­ча вос­пи­та­те­ля — со­здать ак­тив­ную раз­ви­ва­ю­щую сре­ду, в ко­то­рой нет слу­чай­ных пред­ме­тов и де­та­лей. Каж­дый эле­мент та­кой сре­ды дол­жен вы­пол­нять стро­го оп­ре­де­лен­ную функ­цию. Ма­рия Мон­тес­со­ри из­бав­ля­ет­ся от парт, ко­то­рые, как она по­ла­га­ет, ог­ра­ни­чи­ва­ют не толь­ко дви­га­тель­ную ак­тив­ность, но и по­зна­ва­тель­ные спо­соб­но­с­ти ре­бен­ка. Их за­ме­ня­ют лег­кие сто­лики и ко­в­ри­ки, ко­то­рые ре­бе­нок мо­жет са­мо­сто­я­тель­но пе­ре­не­с­ти по сво­е­му же­ла­нию в лю­бой уго­лок ком­на­ты.

День за днем на­блю­дая за де­ть­ми раз­но­го воз­ра­с­та, Мон­тес­со­ри вне­д­ря­ла ди­дак­ти­че­с­кие по­со­бия и ма­те­ри­а­лы, вы­би­ра­ла оп­ти­маль­ную фор­му сто­ли­ков и стуль­чи­ков. И все же, глав­ное в си­с­те­ме Мон­тес­со­ри — не по­со­бия, не ме­то­ди­ки. Глав­ное — это Ре­бе­нок, един­ст­вен­ный в сво­ем ро­де, уни­каль­ный и не­по­вто­ри­мый. Он име­ет пра­во на ин­ди­ви­ду­аль­ную, рас­счи­тан­ную на не­го од­но­го си­с­те­му обу­че­ния. Но где ее взять? Ведь не­воз­мож­но же при­ста­вить по учи­те­лю к каж­до­му уче­ни­ку? И все же, са­ма Ма­рия Мон­тес­со­ри обу­ча­ла по ин­ди­ви­ду­аль­ным про­грам­мам по со­рок ма­лы­шей од­но­вре­мен­но. Ка­ким об­ра­зом?

Монтессори была убеждена в том, что как поощрение, так и наказание вредны, и что люди должны учиться, следуя собственной мотивации.

Си­с­те­ма Мон­тес­со­ри пре­до­став­ля­ет каж­до­му ре­бен­ку по­ис­ти­не без­гра­нич­ную сво­бо­ду вы­бо­ра. Каж­дый уче­ник здесь мо­жет по соб­ст­вен­но­му ус­мо­т­ре­нию ре­шать, чем бы ему хо­те­лось се­го­дня за­нять­ся: сче­том, ге­о­гра­фи­ей или чте­ни­ем, по­сти­рать или по­са­дить цве­ток.

Но — сво­бо­да каж­до­го че­ло­ве­ка за­кан­чи­ва­ет­ся там, где на­чи­на­ет­ся сво­бо­да дру­го­го. Этот клю­че­вой прин­цип со­вре­мен­но­го де­мо­кра­ти­че­с­ко­го об­ще­ст­ва был во­пло­щен в жизнь вы­да­ю­щим­ся пе­да­го­гом и гу­ма­ни­с­том поч­ти сто­ле­тие на­зад. В Мон­тес­со­ри-шко­ле нет тра­ди­ци­он­но­го де­ле­ния на клас­сы: в од­ной груп­пе за­ни­ма­ют­ся де­ти раз­но­го воз­ра­с­та. Но­вич­ки, впер­вые при­дя в шко­лу, лег­ко ус­ва­и­ва­ют при­ня­тые здесь пра­ви­ла по­ве­де­ния, гля­дя на ста­ро­жи­лов. Уму­д­рен­ные опы­том стар­шие учат млад­ших, как пра­виль­но иг­рать в ди­дак­ти­че­с­кие иг­ры, по­ка­зы­ва­ют им бук­вы, по­мо­га­ют. Да-да! В этой уди­ви­тель­ной шко­ле де­ти са­ми учат друг дру­га! А что же де­ла­ет учи­тель? Он при­сталь­но на­блю­да­ет за груп­пой и под­клю­ча­ет­ся лишь тог­да, ког­да кто-то из де­тей об­ра­ща­ет­ся к не­му за по­мо­щью или ис­пы­ты­ва­ет се­рь­ез­ные за­труд­не­ния в ра­бо­те.

Ком­на­та, в ко­то­рой рас­по­ла­га­ет­ся Мон­тес­со­ри-класс, раз­би­та на пять зон, в ко­то­рых сгруп­пи­ро­ван те­ма­ти­че­с­кий ма­те­ри­ал. В зо­не прак­ти­че­с­кой жиз­ни ре­бе­нок учит­ся об­слу­жи­вать се­бя и дру­гих. Здесь мож­но по-на­сто­я­ще­му по­сти­рать ве­щи в та­зи­ке и по­гла­дить их го­ря­чим утю­гом, на­ре­зать ос­т­рым но­жом ово­щи для са­ла­та, по­чи­с­тить бо­тин­ки на­сто­я­щим гу­та­ли­ном. В зо­не сен­сор­но­го раз­ви­тия ре­бе­нок учить­ся раз­ли­чать пред­ме­ты по оп­ре­де­лен­ным при­зна­кам. Здесь на­хо­дят­ся ма­те­ри­а­лы, раз­ви­ва­ю­щие так­тиль­ные ощу­ще­ния, зре­ние, слух, обо­ня­ние. В ма­те­ма­ти­че­с­кой зо­не, как не­труд­но до­га­дать­ся, на­хо­дит­ся ма­те­ри­ал, ко­то­рый по­мо­жет ре­бен­ку на­учить­ся вы­пол­нять ма­те­ма­ти­че­с­кие опе­ра­ции. В язы­ко­вой зо­не де­ти учат­ся чте­нию и пись­му. И, на­ко­нец, ос­та­ет­ся зо­на, ко­то­рую ча­ще все­го на­зы­ва­ют “ко­с­ми­че­с­кой”. Здесь ре­бе­нок мо­жет по­лу­чить пер­вые пред­став­ле­ния об ок­ру­жа­ю­щем ми­ре, о вза­и­мо­свя­зях и вза­и­мо­дей­ст­вии яв­ле­ний и пред­ме­тов, об ис­то­рии и куль­ту­ре раз­ных на­ро­дов.

Те­перь о ми­ну­сах. Глав­ный за­клю­ча­ет­ся в том, что Мон­тес­со­ри-пе­да­го­ги­ка, ве­ли­ко­леп­но раз­ви­вая ана­ли­ти­че­с­кие спо­соб­но­с­ти, ло­ги­ку, мел­кую мо­то­ри­ку, то есть, те сфе­ры де­я­тель­но­с­ти, ко­то­рые кон­тро­ли­ру­ет ле­вое по­лу­ша­рие, прак­ти­че­с­ки не уде­ля­ет вни­ма­ния “твор­че­с­ко­му” пра­во­му по­лу­ша­рию, ко­то­рое, в от­ли­чие от ле­во­го, по­зна­ет мир це­ло­ст­но.

В клас­си­че­с­ком Мон­тес­со­ри-са­ди­ке де­ти не иг­ра­ют в спон­тан­ные твор­че­с­кие иг­ры, здесь их счи­та­ют бес­по­лез­ны­ми, не по­мо­га­ю­щи­ми ин­тел­лек­ту­аль­но­му раз­ви­тию ре­бен­ка, а, на­обо­рот, тор­мо­зя­щи­ми его. А ведь, как убе­ди­тель­но до­ка­зы­ва­ют ав­то­ри­тет­ные пе­да­го­ги­че­с­кие и пси­хо­ло­ги­че­с­кие ис­сле­до­ва­ния — без ро­ле­вой иг­ры не­воз­мож­но эмо­ци­о­наль­ное и ин­тел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие ре­бен­ка.

Столь же ре­ши­тель­но от­вер­га­ет Мон­тес­со­ри-пе­да­го­ги­ка и дет­ское ху­до­же­ст­вен­ное твор­че­ст­во, в ча­ст­но­с­ти, ри­со­ва­ние. Вот что пи­шет один из по­сле­до­ва­те­лей Ма­рии Мон­тес­со­ри: “Мон­тес­со­ри счи­та­ла от­кло­не­ни­ем в раз­ви­тии уход ре­бен­ка в фан­та­с­ти­че­с­кий мир, рож­ден­ный его же­ла­ни­ем за­мк­нуть­ся и уй­ти от про­блем, вста­ю­щих пе­ред ма­лы­шом в жиз­ни. Ес­ли этот мир не свя­зан с ре­аль­но­с­тью, то он ско­рее срод­ни гал­лю­ци­на­ци­ям нар­ко­ма­нов, чем со­дер­жа­тель­но­му твор­че­ст­ву. Твор­че­с­кую спо­соб­ность ума Мон­тес­со­ри рас­сма­т­ри­ва­ет как сред­ст­во ра­бо­ты над ре­аль­но­с­тью”.

Суть педагогики Монтессори заключается в девизе: “Помоги мне сделать самому”.

Не­про­стая си­ту­а­ция скла­ды­ва­ет­ся и с чте­ни­ем, пред­ме­том, ко­то­ро­му, ка­за­лось бы, в си­с­те­ме Мон­тес­со­ри уде­ля­ет­ся столь­ко вни­ма­ния. Мон­тес­со­ри-пе­да­го­ги­ка, хо­тя на­пря­мую и не от­ри­ца­ет ху­до­же­ст­вен­ную ли­те­ра­ту­ру для де­тей, но тер­пит ее лишь по­то­му, что “в сказ­ках со­дер­жит­ся не толь­ко ог­ром­ный сло­вар­ный за­пас, но и эле­мен­ты фоль­к­ло­ра, и в этом смыс­ле они по­лез­ны для раз­ви­тия ре­бен­ка”. Лю­бая де­я­тель­ность, в том чис­ле, и чте­ние, по мне­нию Мон­тес­со­ри-пе­да­го­гов, долж­на при­но­сить ре­бен­ку поль­зу: раз­ви­вать его речь, по­мо­гать в по­зна­нии ре­аль­но­го ми­ра, рас­ши­рять кру­го­зор. Но уметь бой­ко скла­ды­вать бук­вы в сло­ва и быть чи­та­те­лем — это от­нюдь не од­но и то же. При та­ком от­но­ше­нии к кни­ге ре­бе­нок ни­ког­да не на­учит­ся то­му глав­но­му, для че­го во­об­ще пи­шет­ся и чи­та­ет­ся ху­до­же­ст­вен­ная ли­те­ра­ту­ра: ис­кус­ст­ву со­пе­ре­жи­ва­ния, ре­флек­сии, вну­т­рен­не­му ди­а­ло­гу с ав­то­ром и ге­ро­я­ми чи­та­е­мо­го тек­с­та.

Не сто­ит сбра­сы­вать со сче­тов и то, что си­с­те­ма Ма­рии Мон­тес­со­ри в ее клас­си­че­с­ком ви­де под­хо­дит да­ле­ко не всем де­тям. Ре­бе­нок, склон­ный к ау­тиз­му, мо­жет здесь окон­ча­тель­но за­мк­нуть­ся, уй­ти в се­бя. Ги­пер­ак­тив­ный шум­ный ма­лыш, ко­то­ро­му труд­но ре­гу­ли­ро­вать свое по­ве­де­ние, справ­лять­ся со сво­и­ми эмо­ци­я­ми, то­же бу­дет чув­ст­во­вать се­бя край­не не­ком­форт­но, вы­зы­вая, к то­му же, не­до­воль­ст­во вос­пи­та­те­лей. Вряд ли пой­дет на поль­зу си­с­те­ма Мон­тес­со­ри и твор­че­с­ки ода­рен­ным де­тям, у ко­то­рых до­ми­ни­ру­ет пра­вое по­лу­ша­рие.

Но все же, бе­зус­лов­ные плю­сы Мон­тес­со­ри-пе­да­го­ги­ки оче­вид­ны и до­ка­за­ны вре­ме­нем. Ме­тод уни­ка­лен. Он ос­но­ван на ра­зум­ном со­от­но­ше­нии меж­ду сво­бо­дой и чет­кой струк­ту­рой и на­це­лен на раз­ви­тие раз­но­сто­рон­ней лич­но­с­ти. Де­ти при­об­ре­та­ют вну­т­рен­нюю мо­ти­ва­цию к обу­че­нию, спо­соб­ность кон­цен­т­ри­ро­вать­ся на ра­бо­те, на­вы­ки об­ще­ния в со­ци­у­ме, са­мо­сто­я­тель­ность и вну­т­рен­нюю дис­цип­ли­ну, тру­до­лю­бие, чув­ст­во от­вет­ст­вен­но­с­ти. Мон­тес­со­ри-шко­лы с ус­пе­хом функ­ци­о­ни­ру­ют в США.

Ася Штейн (Ран­нее разви­тие де­тей)


Метки: Монтессори-педагогика, педагогика, речь

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.