Супружеский секс. Драмы и трагедии

Новый подход

Но вот в последние годы биохимики, изучающие сексуальную жизнь человека, сделали два выдающихся, я бы сказал, — два революционных открытия. Вначале напомню о фактах, уже давно известных не только науке, но и большинству людей: во-первых, кожа и половые органы женщины выделяют летучие вещества — феромоны, пробуждающие в мужчине сексуальное влечение. Вещества эти — на языке науки они называется “половыми аттрактантами” (аттракция — это привлечение) воспринимаются особой областью слизистой носа площадью около двух квадратных сантиметров, которую составляют около 300 нервных клеток особого строения, которая получила название “вомероназальная зона”. Там возникает выраженный поток импульсов и — уже в мозге — они трансформируются в половое возбуждение. Нужно сказать, что на уровне сознания половые аттрактанты абсолютно не воспринимаются как запахи — мы ощущаем лишь сексуальное влечение!

Феромоны настолько летучи и нестабильны, что сохранить и, тем более, искусственно синтезировать их на сегодняшнем уровне развития биохимической науки невозможно. По прогнозам специалистов, прямое выделение и синтез феромонов станет возможным только лет через 25-30 (не раньше!), а до тех пор нам приходится изучать их косвенными методами — мы изучаем не столько сами вещества, сколько железы, которые их вырабатывают. Исследуем мы и многообразные изменения в организме, вызванные восприятием половых аттрактантов. Эти изменения вовсе не ограничиваются сексуальным возбуждением, а включают в себя и улучшение дыхательной функции, и усиление выработки новых, молодых клеток красной и белой крови (эритроцитов, лейкоцитов), и выброс в кровь из костного мозга антител (особых белков), которые защищают наш организм от микробов и вирусов. Словом, воздействие феромонов на наш организм носит общеоздоравливающий характер!

Известно, что женщины выделяют феромоны примерно в 100 раз больше, чем мужчины, и выделяют их только до 40-43-х лет. Максимальное число молекул “полового аттрактанта” вырабатывается в период овуляции — примерно 10000 молекул в минуту. Молекулы эти сохраняют свою активность в течение 1,5-2 минут, после чего распадаются на вещества настолько простые, что их и определить пока не удается. И действуют половые аттрактанты только в радиусе 70 см от женщины — не больше. Так что, если в вас вспыхнуло мощное влечение к молодой женщине, стоящей в другом конце вагона метро, то дело здесь вовсе не в биохимии, а в чем-то другом: феромоны — не единственный фактор сексуальной аттракции. Другие факторы, к сожалению, изучены еще хуже — не потому, что мы этим недостаточно занимаемся, а потому, что сексуальная привлекательность (аттрактивность) — один из самых сложных психологических феноменов. Почему одна молодая и красивая женщина оставляет нас равнодушными, а другая — и не такая молодая, и не такая красивая! — пробуждает в нас такое сексуальное желание, что мы просто горим и чувствуем себя, как будто нам 17 лет? Помните “Ну и беда же с этой Нинкою!” у Высоцкого? У каждого из нас таких “Нинок” в жизни случилось несколько: вроде ничего в ней особенного, ничем из тысяч ей подобных не выделяется, а желание секса с ней такое мощное!

Во-вторых, уже в самом половом акте специальные железы слизистой оболочки влагалища выделяют особые молекулы — естественные стимуляторы эрекции (ЕСЭ). В течение интимного контакта таких молекул синтезируется очень мало — всего-то около 50000, но они практически мгновенно проникают через слизистую и кожу мужского члена, резко усиливая эрекцию. Особенно много ЕСЭ “выбрасывается” в полость влагалища во время оргазма, превращая обычного мужчину (даже немолодого, даже “троечника по сексу”) в полового гиганта — к сожалению, всего на 2-3 минуты (но много ли нам, мужчинам, нужно для нашего мужского счастья?).

Новые же открытия, сделанные практически одновременно известной группой Робина Бэйкера в Англии и Институтом сексологии им. Кинзи (Принстон, США), заключаются в том, что при длительном сексуальном общении чувствительность и назальных клеток, и рецепторов члена мужчины к веществам, выделяемым постоянной партнершей, существенно притупляется. Особенно мощно “феномен притупления” выражен по отношению к феромонам “привычной” партнерши — даже при условии, что этих самых “половых аттрактантов” она выделяет больше, чем раньше, и больше, чем другие женщины. А именно так и происходит со зрелой (28-38 лет) женщиной, находящейся в благополучном браке и на вершине своей чувственности: активность ее желез, секретирующих феромоны, максимальна, а их влияние на постоянного партнера — минимально.

А вот на знакомых мужчин и внебрачных партнеров — если такие случаются, — они, наоборот, воздействуют максимально: вопреки распространенному мнению, будто мы, мужчины, лучше функционируем с совсем молоденькими девушками — до 23-25 лет, научные факты свидетельствуют совсем о другом. Именно с женщинами в возрасте расцвета, часто замужними, мы достигаем вершин сексуального функционирования: и влечение у нас сильнее, и эрекция у нас наступает быстрее, и длится она (эрекция) дольше, и — самое главное — кровенаполнение члена достигает максимума — почти 100%, как в подростковом возрасте. Многочисленные исследования зрелых мужчин, основанные на опросе в гипнотическом погружении, с “сывороткой правды” или “детектором лжи”, показывают, что лучшие в нашей жизни половые акты мы совершили именно со зрелыми и замужними (не за нами!) женщинами! Молоденькие женщины, конечно же, тешат наше мужское самолюбие, повышают самооценку, но от гордости за себя, любимого, до хорошей и длительной эрекции, до максимума чувственного наслаждения, по словам грибоедовского полковника Скалозуба, — “дистанция огромного размера”.

Но, как мы уже говорили, чувствительность постоянного партнера такой “цветущей” женщины к ее феромонам уже через 3 года становится минимальной. Измеряемый сверхтонкими электронными датчиками поток импульсов, исходящий из вомероназальной зоны (некоторые исследователи называют это клеточное образование даже “вомероназальный орган”) слабеет втрое-вчетверо. Из 300 клеток, входящих в этот “орган”, реагируют на половые аттрактанты жены не более сотни — в результате мы наблюдаем отсутствие возбуждения и эрекции.

Больше того: длительная жизнь в супружестве в отсутствии возбуждения приводит к существенному ослаблению и реакции на других женщин. Чрезмерная сексуальная верность постоянной партнерше губительна для мужской сексуальности — по многим причинам, в том числе и из-за функциональной атрофии клеток вомероназальной зоны. Не нужно думать, что клетки этой зоны погибают — нет, они живут, но вот генерировать импульсы либо перестают, либо вырабатывают их гораздо меньше!

Конечно же, роль психологического комплекса Мадонны-блудницы в происхождении феномена “супружеской пустыни” очень велика, но преодолеть этот комплекс необыкновенно трудно: даже длительная психоаналитическая терапия (100-150 сеансов) далеко не всегда приводит к успеху. И современная сексология направляет свои усилия на другой — биологический — аспект этой проблемы.

Pages: 1 2 3


Метки: влечение, возбуждение, депрессия, конфликт, половой акт, половые органы, психотерапевт, раздражение, секс, сексолог, сексология, сексуальное влечение, феромоны, эрекция

Comments are closed.