Синдром навязчивых краж

“Когда мне грустно, я ворую”, — говорит читательница, приславшая письмо в редакцию. Для подобных ей людей кража становится своеобразным лекарством от стресса. Ощущая внутреннюю тревогу и неудовлетворенность жизнью, одни начинают безостановочно поглощать шоколадки, а другие тащат все, что попадается под руку… С легкой руки журналистов слово “клептомания” в последнее время слишком часто используется в криминальных репортажах и светской хронике о жизни знаменитостей. На самом деле, случаи настоящей клептомании, как поведенческой зависимости очень редки. Многие из нас в подростковом возрасте зачитывались романами Эмиля Золя, автора 20-томной эпопеи “Ругон-Маккары”. Вспомните, как он психологически точно описал чувства человека, охваченного страстью клептомании, в своем произведении “Дамское счастье”. В “Колесах” Артур Хейли также мастерски раскрыл психологизм этой поведенческой зависимости. клептомания

Исповедь клептоманки — Я клептоманка с 30-летним стажем. Слава Богу, никто из моих знакомых об этом не догадывается! Когда наступает черная полоса, во мне просыпается воровка, и ничего с этим не поделаешь. Вообще-то я была в семье на хорошем счету — умница-отличница, помощница, нянька для младшей сестры (а я всего-то на 6 лет старше) и все такое. Только вот времени у мамы с папой на меня никогда не хватало — второй ребенок плюс профессиональные амбиции, необходимость делать карьеру… Сейчас я их не виню, но тогда переживала свою заброшенность очень остро. Однажды конфеты стащила, но сделала это не ради конфет, а просто стресс сняла, что ли, как будто кто-то меня под руку толкнул… Долго мучилась своим позором, лет, наверное, до тринадцати чужого не брала. А потом в отделе канцтоваров, как-то совершенно машинально, ничего такого делать не собираясь, сунула в карман шубки пластмассовую бутылочку с клеем. Зачем он мне понадобился, ума не приложу! Таскала его потом в школьной сумке, пока не разлился, испортив тетрадки и учебники. И все — из магазинов я больше ничего не прихватывала и у знакомых, кстати, тоже. Но вот чашку какую-нибудь хитрую на ножке или креманку утащить, пару фирменных полотенец и всякие там ручки-карандаши из номера в отеле, бутылочку вина из тележки у зазевавшихся стюардесс в самолете — от этого до сих пор не могу удержаться. Главное, все эти вещи мне абсолютно не нужны: что у меня дома полотенец нет! А заметит кто-нибудь из гостей на них эмблему отеля — стыда не оберешься! Опять же, ложки и чашки от разных сервизов — какой в них прок? Вина я вообще не пью — у меня на него аллергия. Но поделать с собой ничего не могу: хватаю, что плохо лежит, а потом ругаю себя последними словами, но сделанного не воротишь. С работы таскаю всякую ерунду по мелочи. Думаю в ней, работе, все и дело. Вкалываю, как ломовая лошадь, а шеф только закручивает гайки и выжимает соки: ни зарплаты приличной, ни перспектив в карьере. Доброго слова, и то не скажет! Надо бы найти новое место, но за 10 лет я к старому привыкла, притерпелась, вот и мщу по мелочи за обиды воровством. Только пустое все это! В какой-то статье прочитала, что пока клептоман не изменит личные обстоятельства, которые его напрягают, будет все время расслабляться на кражах. Не хочу, чтобы меня однажды на этом поймали. Завтра же начну искать новую работу — и да здравствует новая жизнь с чистого листа! — Татьяна М., 37 лет

Болезнь или преступление?

“Клептомания” с латинского — “страсть к воровству”. Это импульсивное стремление совершать кражи без корыстной цели. Впрочем, иногда такие действия планируются заранее, но выгоды в них все равно нет, а значит, нет и криминала. Бессмысленно наказывать алкоголика за тягу к бутылке, наркомана — за пристрастие к марихуане, курильщика — за то, что он никак не может отказаться от сигареты…

Клептомания — не дефект воспитания, не моральный изъян, а пограничное нервно-психическое расстройство вроде тика или заикания. Когда все хорошо, щека не дергается, веко не подрагивает, слова льются рекой, но если что-то выбивает вас из колеи, мимические мышцы начинают непроизвольно сокращаться, а звуки застревают в горле.

То же самое и с клептоманией — непреодолимое желание украсть появляется в момент наибольшего психологического дискомфорта, а присвоенная вещь служит своеобразным лекарством, снимающим нервное напряжение. Даже самые страстные клептоманы не обчищают магазины каждый день — слишком велика нагрузка на психику. Украв, они какое-то время живут на остаточном кайфе, как наркоманы на дозе, страшась и в то же время отчаянно желая быть пойманными и наказанными по заслугам.

Если уж организм выбрал порочный метод психологической разгрузки, он будет стоять за него до конца. Полностью исцелиться от этого недуга невозможно, но научиться держать его под контролем пациенту вполне по силам. Главное, осознать проблему и обратиться с ней к психологу, психотерапевту или психоаналитику. Отбросьте страхи, сомнения и смущение — вы же не стесняетесь показывать стоматологу пораженные кариесом зубы или рассказывать гастроэнтерологу о боли в желудке.

Pages: 1 2 3


Метки: адреналин, импульсивность, клептомания, психическое расстройство, психотерапевт, страсть к воровству, Ума Турман, характер, эндорфин

Comments are closed.