За роялем… доктор

Этот концерт был не совсем обычным по двум причинам: во-первых, музыку Чайковского исполнял не просто выдающийся пианист, но не менее знаменитый ученый-медик, а во-вторых, слушателями его были сплошь американские психиатры — участники научной сесии, посвященной исследованиям взаимоотношений музыки и умственных расстройств… 

Музыкальный вундеркинд Ричард Коган — а за роялем был именно он — начал свои выступления более сорока лет назад еще в 6-летнем возрасте. И уже тогда приобщился к миру медицины. Его отец, известный в ту пору гастроэнтеролог, брал своего рано повзрослевшего сына на медицинские обходы в госпитале, где мальчик видел в глазах пациентов доверие и надежду.

Как и хотел отец, это не прошло бесследно. После окончания учебы в знаменитой Джульярдской музыкальной школе в Нью-Йорке Рикки поступил в Медицинскую школу Гарвардского университета и прошел резидентуру по психиатрии в Нью-Йоркском университете (NYU). Но музыку не бросил, а продолжал путешествовать по миру с концертами, занимаясь в университете по специально разработанному для него личному плану. Музыкальные критики крупнейших американских газет, в том числе, New York Times и Boston Globe, не раз отмечали его “выразительную, захватывающую и совершенную игру”.

Еще во время учебы он сблизился со своим одноклассником — блестящим виолончелистом Йо-Йо Ма, с которым до сих пор выступает в лучших концертных залах многих стран. Но Йо-Йо Ма был и остался только музыкантом, а Коган стал еще и выдающимся психиатром, что позволяет ему одновременно с концертной деятельностью выполнять обязанности директора программы по сексуальности человека в медицинском центре Presbyterian Weil Корнелльского университета в Нью-Йорке.

Вполне естественно, такая двойная специализация не могла не пробудить в Ричарде интереса к психическим отклонениям, наблюдавшимся у некоторых великих композиторов. Коган занялся исследованиями воздействия душевных болезней на музыку Шумана, Бетховена, Чайковского и Джорджа Гершвина. Об их отклонениях от нормы существовала большая литература, но авторами, как правило, были либо музыканты, либо медики. Тут же впервые проблему исследовал человек, обладавший большими познаниями в той и другой областях.

Специалист по сексуальным расстройствам и лечению связанных с полом заболеваний, Коган особенно интересуется этой стороной жизни великих музыкантов. Он уверен, что существует совершенно определенная связь между сексуальностью и музыкой.

“Достаточно взглянуть, — говорит он, — на сходство терминологии в обеих этих областях — кульминация, гармония, ритм, фантазия… В структуре наслаждения можно найти много общего между музыкой и сексом. Многие музыкальные пьесы почти точно следуют циклу сексуального отклика человека — за фазой желания следуют фазы возбуждения, активации, оргазма и, наконец, разрешения и умиротворения”.

В течение четверти века Коган исполнял Первый концерт для фортепьяно с оркестром Чайковского. Однако только после того, как он профессионально изучил историю тяжелейших переживаний, связанных с необычной половой ориентацией композитора, его интерпретация стала более зрелой и глубокой.

Согласно версии, выдвинутой историком-любителем Дэвидом Брауном, которую склонен разделять и Коган, великий русский композитор стал жертвой страсти к племяннику одного из великих князей. Узнав об этой противоестественной связи, князь обратился с жалобой к царю Александру III, который и повелел провести “суд чести”. Чтобы избежать позора, а гомосексуализм в России приравнивался к уголовным преступлениям, Чайковский принял решение лишить себя жизни. Скорее всего, он отравился.

Немецкий композитор Роберт Шуман страдал тем, что сейчас называют биполярным расстройством или гипоманиакальным психозом. Тогда это называлось иначе, просто окружающие знали, что он нередко бывал “не в себе”. Его активная творческая и концертная деятельность не раз прерывалась приступами нервно-психического заболевания. И все же, несмотря ни на что, композитор интенсивно работал. Мало того, сам он хорошо знал, что в состоянии болезненного возбуждения гораздо чаще достигает небывалых высот.

Это не противоречило ставшим почти общепринятыми в XIX веке взглядам на творчество. Тогда считалось, что настоящие музыканты, литераторы и художники, как правило, создают свои шедевры под некоторым влиянием расстроенной психики.

Pages: 1 2


Метки: депрессия, музыка, опухоль

No comments yet.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.